— Получается, Ушаков врет?
— Конечно, врет. Никакой там проверки не проводилось. У нас с Кировска люди ждут проверки – они сами готовы дать показания. Никто не приезжает, никому это не надо. Меня ж, говорю, вывезли туда – я пристегнут наручниками к ментам, которые меня и били. Приходит следователь, приходит адвокат этот ихний ментовский. Следователь: «Вот, появилось в сети интернет такое видео, где ты говоришь, что тебя били. Был такой факт?» Я говорю: «Да, был». Ну, надеюсь. Все таки следователь. «И кто тебя бил?» «Да вот» — прям пальцем показываю. Рядом со мной сидят. Кивают, чтоб я ничего не говорил. Говорю: «Вот этот, вот этот, и еще двоих здесь нету. Но если их всех здесь построить, я их покажу. Я их помню». Они давай мне смеятся прям в лицо, следователь и вот эти вот. «Ты что, — говорит, — смеёшься? У нас с Москвы приказ, ты что, не понимаешь, чего ты трешь? Ладно, мы, наверное, выйдем». И они уходят – следователь с адвокатом. И меня давай дальше долбить. Заставлять писать опровержение. Вот это и была проверка.
— Сухорада и Сладких действительно с собой покончили?
— Сладких – да. Покончил с собой точно. Сладких. А Сухорада – никто не видел. Экспертиза сказала, что да, он покончил с собой. Что пуля, калибр изъят — 7,62, и что он с ПК застрелился. Но там дом наш обстреливали с автоматов, там тот же калибр, 7,62. Так что точно не ясно. Николаев вот говорит, что никаких спецсредств не применялось, а по телевизору показывают – я смотрю же телевизор – все стены в дырах. В деле фотографии есть: на полу там кучи пуль лежат, там вся хата расстреляна. Соседей показания есть, девушки – она к окну подошла, они давай по окну стрелять, её чуть не застрелили. А когда ментов опрашивали – там всего несколько пуль нашлось, хотя там весь дом расстрелян. Ну, там таких моментов в деле столько, что я не знаю…
— Какая мотивация у вас была? Что вы хотели?
— Да какая мотивация… Не знаю, довели уже просто. Ничего не меняется, наркотой вон барыжат. У нас в стране как был беспредел, так и остался. У меня не поменялось отношение к сотрудникам милиции, что они, мол, лучше начали работать. Че-то переименовали там. Все то же самое. Вон на днях, буквально две недели назад, у нас побили пацанов молодых. Бывший сотрудник милиции, из-за которого у нас там все и началось. И который торгует до сих пор. Он ушел из милиции, сейчас он адвокат. Сломали челюсть одному, второму тоже синяков наставили. Они пошли снять побои, подать заявление. Им пришел отказ. Легкая тяжесть здоровью, уголовное дело не заводится. Челюсть сломал, а они говорят – легкая тяжесть.
— Фамилия его как, этого милиционера?
— Безугленко. Руслан. И он также живет. Там домина такая – оперативник простой – шикарный дом. Жирует. Там столько фактов на нем. Как он пьяный сбивал народ – пацан инвалидом остался — а потом задним числом сделал угон машины, хотя все свидетели его видели. Макей – у него пластина железная в голове стоит, так его там били. Вот этот вот Бизон со своими. Там столько просто фактов…
— А люди в Кировске вас поддерживают?
— Те, кто знает ситуацию, да. А в основном народ как планктон же, понасмотрятся телевизора. Наслушаются. Что мы там наркоманы, то-сё. Наше дело-то на чем создано? На тех показаниях, которые они с нас повыбивали. Я, например, ни разу еще не дал показания, где все было бы реально, как есть. Общая картина – да. Но мотивы нам не дают сказать. Почему все началось, с чего все началось. Кто виноват. Я следователю говорю, что вот так и так. Он: это к делу не относится. Давай по факту: «напали на сотрудников милиции с целью завладения оружием». Ты ему одно говоришь, он другое пишет. Даже если ты с адвокатом с хорошим, не факт, что ты добьешься… На Карбышева с адвокатами не возят же. Вот взять этот журнал из СИЗО – там написано, кого и когда возили.
— После первого интервью ситуация изменилась как-то?
— У нас в СИЗО тишина. А на Карбышева… Возят туда людей. Это хорошо еще здесь начальство в тюрьме поменялось. Раньше здесь так давили… Меня привозили в четыре часа ночи с ОРЧ и в семь утра я уезжал обратно. Я не спал. Если я не уезжал, меня просто в отстойник спускали, где ни руки помыть, ни в туалет сходить, и сидишь там до ночи. Совместно действовали. Так изматывали морально и физически… Из хаты в хату кидали . Шмоны специально делают, чтобы на тебя зеки злились. И сейчас нам уже говорят местные блатные: вот тут началось, сейчас будут шмоны из-за того, что вы качаете… То есть менты к ним подошли уже, сказали. А они к нам, буквально вчера-позавчера: давайте, отказывайтесь от своих заявлений. То есть уже даже с помощью зеков давить начали.
Источник: ЖЖ Аркадия Бабченко