70 оппозиционеров могут быть арестованы в Москве в любой момент как бы по «делу о массовых беспорядках 6 мая» — все зависит от политической воли и политической целесообразности.
Следователь СКР, входящий в следственную группу по делу о «массовых беспорядках 6 мая», Сергей Костерин на слушаниях по мере пресечения для одного из фигурантов дела Алексея Полиховича заявил, что следствие насчитало около 70 участников «массовых беспорядков» и аресты по «болотному делу» скоро продолжатся.
Если следственная группа, отталкиваясь от видеозаписей с майского «Марша миллионов», не просто подсчитала количество людей, притронувшихся в толчее к турникетам, биотуалетам, столкнувшихся с омоновцем, но и установила их личности, мы тогда имеем интересную картину. Получается, 70 человек — это зэки в отпуске, и только от политической воли властей зависит, когда этот отпуск у них закончится.
Господин следователь мрачно намекает, что аресты продолжатся уже в ближайшее время. В этом есть своя логика — попытаться максимально ослабить и запугать активистское ядро в Москве, в преддверии давно прогнозируемого «радикального ухудшения социально-экономической ситуации в стране».
Но есть и другой, тоже вполне вероятный сценарий: провести аресты точечно, но основной массив подозреваемых оставить в своеобразном стратегическом резерве. Как известно, «Массовые беспорядки» — статья Уголовного кодекса РФ, относящаяся к категории тяжких, и упущение срока давности по ней следователям не грозит. То есть человека можно арестовать и в будущем году, и даже в 2016-м, в период очередных протестов против результатов очередных выборов в очередную Думу.
Подобная схема неоднократно применялась к активистам ныне запрещенной и несуществующей НБП. Например, в 2005 году за вывешивание транспаранта «Путин, уйди сам!» из окон гостиницы «Россия» была задержана нацболка Ольга Кудрина. Сперва она отбыла за акцию административный арест, но уже потом за этот же эпизод против нее возбудили уголовное дело по 213-й статье УК РФ «Хулиганство» и взяли подписку о невыезде.
По данным партийцев, приказ о суровом возмездии за скандальную выходку, бывшую в то время редкостью, пошел с самого верха. Однако было ясно, что за один транспарант дать реальный срок лишения свободы будет совсем уж запредельной дикостью, и следственные органы возбудили еще одно уголовное дело — за причастность Ольги Кудриной к акции по «мирному захвату Минздрава» еще 2004 года. То есть год у следствия были данные о причастности активистки к акции, но она свободно гуляла по столице, даже когда были осуждены все остальные фигуранты «дела по Минздраву». И лишь когда возникла острая необходимость упрятать именно этого человека за решетку, о деле «вспомнили». Приговор — пять лет лишения свободы по совокупности содеянного.
Примерно так же вели себя правоохранители и расследуя дело о мирном захвате нацболами приемной МИДа РФ в 2008 году: кого-то отдали под суд сразу, кого-то — через несколько месяцев, а активистку Алену Горячеву привлекли к ответственности только сейчас, спустя четыре года.
И такие временные интервалы вовсе не являются результатом медленной работы следственных групп и оперативных служб — ясно, что фигуранты дела обычно устанавливаются за первые дни, максимум недели после проведения политического мероприятия. Но иногда угрозу ареста лучше беречь как ценный козырь в рукаве, чтобы воспользоваться им «и к месту, и ко времени».
Держать несколько десятков оппозиционных активистов «арестантами в отпуске» и прерывать этот отпуск по своему хотению, в зависимости от поведения активистов и политической обстановки в стране, — что может быть удобнее?
Комментирует Сергей Давидис, член «Комитета 6 мая»
Да, 70 человек действительно находятся в разработке у следователей, и эта цифра называлась ими с самого начала. Данное дело, однако, к правосудию имеет крайне мало отношения, вопрос исключительно политический. Поэтому и судьба фигурантов списка будет определяться политической волей и балансом сил между властью и оппозицией.
За последние месяцы мы видели, как медленно, потихоньку граждан арестовывали, и данный процесс какое-то время продлится. Но у меня большие сомнения, что правоохранительные органы дойдут до последних строчек. О ценности самого списка можно судить по тому, кто уже арестован. Троих из обвиняемых вообще не было на Болотной площади, и в беспорядках они не участвовали. По Бахову нет никаких доказательств. По остальным же они крайне сомнительны. Кроме Луцкевич и частично Барабанова, подлинных фактов даже по 318-й статье УК о применении насилия в отношении представителей власти у следователей нет. Вообще же расследование дел идет абсолютно некорректно и незаконно, не рассматривается вина полицейских в произошедшем.
Так что если уж арестованы многие непричастные к произошедшему граждане, то что говорить об остальных, которых «рука закона» еще не коснулась. Получается, упомянутому списку грош цена. С таким же успехом можно было составить его из двухсот фамилий.
Сама цифра 70 взялась, видимо, оттого, что раз власти заявляют о 50 пострадавших полицейских, значит, и количество их оппонентов должно быть адекватным. Да и следственная группа по данному делу была создана огромная — 100 следователей и 70 оперативников. Нужно как-то оправдать их работу соответствующим показателем.
Список есть, но это не значит, что в обозримой перспективе или вообще когда-нибудь данные люди будут привлечены в качестве обвиняемых. Государство склонно пугать, но чем больше будет задержано граждан, тем большее недовольство оно вызовет среди россиян, да и у иностранных контрагентов власти — Совета Европы и так далее.
Сегодня сложно вообще представить, что ждет нас через два-три года. Думаю, политическая ситуация будет все более обостряться, власть — терять доверие со стороны общества. И недовольство людей по явно сфабрикованный давним делам, если кого-то из данного списка в 70 человек задержат спустя годы после произошедшего, будет огромным.
Кто знает, возможно, все изменится настолько, что на скамье подсудимых окажутся люди, «шьющие» сегодня эти дела. Конечно, с правоохранительных органов станется, они могут пойти на аресты и в ближайшее время. Но не думаю, что безумие в верхах настолько велико.
Материал подготовили: Роман Попков, Александр Газов
Особая буква