12:30. Адвокат: «Вы ходили на митинги в поддержку Квачкова?». Свидетель: «Да, по личной инициативе Ермакова». Адвокат: «Слышали ли вы экстремистские призывы на этих митингах к свержению власти?». Катников: «Нет». Адвокат: «А Ермаков знаком с Хабаровым?». Свидетель: «Не знаю точно, но вместе их не видел. Ермаков о нем нелицеприятно часто говорил…». Адвокат: «В чем необычность поведения Ермакова?». Катников: «Он вообще психованный, неуравновешенный…» (Кстати, свидетель, который все время ссылается в своих показаниях на Ермакова, ссылается на слова психически-нездорового человека, что подтверждено медико-социальной экспертизой, — прим.).
12:50. Опять оглашение показаний из дела — тех самых, которые свидетель обвинения не помнит. Далее уточнения свидетеля Катникова. Адвокат: «Из ваших показаний следует, что Ермаков вас отправил на встречу с Хабаровым за оружием. Опишите обстоятельства». Катников: «Не помню подробно». Адвокат: «Вы лично спрашивали Хабарова, может ли он достать оружие?». Катников: «Не помню, год прошел». Адвокат: «Кто был инициатором встречи?». Катников: «В деле же написано!». Адвокат: «Расскажите подробности передачи?». Катников: «Да, не помню я!». Адвокат: «Сумку откуда он вынес?». Катников: «Не знаю!». Адвокат: «Вы вскрывали сумку?». Катников: «А как в деле написано?»… Адвокат: «Вы говорите, что еще передавались деньги в сумме 50 тысяч рублей. Вы их видели?». Катников: » Нет». Адвокат: «Откуда же вы узнали, что там деньги в таком количестве?». Катников: «От Ермакова». Адвокат: «А для чего они?». Катников: «Мне не поясняли»…
13:01. Продолжается выяснение обстоятельств знакомства. Адвокат: «Кто вас познакомил с Ермаковым?». Катников: «Точно не помню, но не Хабаров». Адвокат: «А в протоколе написано, что Хабаров»… Судьи срочно объявляют перерыв… Из зала вышли все, кроме свидетеля и обвинителя…
13:20. Пристав с номером жетона «ОП 11233» стал проявлять агрессию к присутствующим. Попытался загнать всех в угол: «Я не люблю, когда я кого-то не вижу!». Кто-то пытается ему объяснить, что здесь большинство — офицеры, которым особенно не приятно такое обращение. В ответ пристав еще сильнее начинает злиться… Второй пристав ведет себя лучше — игнорирует происходящее.
13:24. Продолжается выяснение, откуда возникли противоречия в показаниях свидетеля. Адвокат: «Хабаров вам лично передал сумку?». Свидетель: «Он не мог мне ее передать. так как она была тяжелая — килограмм 100! Мы ее с еще одним человеком подняли». Адвокат: «Из протокола следует, что в этот же день он вам передал и 50 тысяч руб., и подствольник, и сумку». Свидетель: «Нет, это было в разные дни». Адвокат: «Что же было передано первым?». Свидетель: «Ну надо по протоколу посмотреть, что «первее», я не помню». Судья: «Свитетель, в показаниях речь идет об одной встрече, а сейчас вы говорите о двух!».Свидетель: «Вопрос странный, но обстоятельств дела он не меняет! Я пописывал данные показания, на основании них меня осудили, тогда пусть и мой приговор отменяют!». Шум в зале, негодование обвинителя… Свидетель: «Не я составлял протокол. Ко мне какие претензии?».
13:40. Судьи начинают разбираться: «Почему же вы давали тогда другие показания?». Катников: «Может я что-то перепутал». Далее зачитываются подписанные свидетелем «пояснения», где он не помнит, перепутал, запамятовал.
14:41. Объявили о том, что заседание закончилось. Допросили только одного Катникова. Следующие заседания 26-го, 27-го и 1-го числа.
P.S. После окончания заседания мне удалось поговорить с адвокатом Леонида Хабарова — Андреем Бурмистровым (всего у него три адвоката — еще Кочетов и Ефремов, — прим.). Он отметил, что какие-то прогнозы делать слишком рано. Однако сегодня всем стало ясно, что у стороны обвинения что-то пошло не так, судя по противоречивым показаниям свидетеля обвинения Катникова. Адвокат отметил, что в дело вступил еще один гособвинитель, однако, не известно, будет ли в деле в дальнейшем два обвинителя, или предыдущий из дела вообще вышел. На вопрос, будет ли допрошен стороной обвинения или защиты следователь Лукичев, действия которого на предварительной стадии этого дела так же активно обсуждают журналисты, адвокат ответа пока дать не может: «Все заявленные ходатайства защиты о допросе тех или иных свидетелей пока отклонены судом как преждевременные». Так же он рассказал о самочувствии своего подзащитного Хабарова: «Все заметили, что он себя плохо чувствует. Мы написали ходатайство о полном медицинском обследовании, но и на взгляд обывателя видно, что у Леонида Васильевича серьезные проблемы со здоровьем».
Поговорила я и с сыном Леонида Хабарова — Дмитрием Хабаровым (ЖЖ habarov_d ). «О свидетеле Катникове могу сказать лишь одно: человек пошел на сделку — на особый порядок. Ему дали условно в обмен на показания против моего отца. До этого он почти год провел в СИЗО. В своих показаниях он все время ссылается на слова Ермакова, который признан невменяемым. О какой истине по делу в таких обстоятельствах может идти речь?! Позиция вообще удобная: вали всё на Ермакова, он все равно «больной». Кстати, в деле фигурировали еще две персоны — некто Ботнарь и Горбачев, которые также были «слушателями» этих «курсов». Однако обвинение даже не включило их в свою свидетельскую линию… Лично у меня есть подозрения, что они были засланными провокаторами». Рассказал Хабаров-младший также и о том, что на прошлом заседании съемку вел телеканал РенТВ. Однако репортаж так и не вышел. Как ему объяснили в редакции — «потерялась видеокассета»… Мы следим за развитием событий. Информационную блокаду надо прорывать — у «Русского вердикта» кассеты не теряются ;-) Леониду Хабарову очень нужна ваша поддержка!
Оксана ТРУФАНОВА, ИПЦ «Русский вердикт»