«Молоточнику» Лыткину стало плохо в зале суда от собственных рассказов об убийствах.

По словам Никиты Лыткина, мотивом жутких преступлений было только убийство. Маньяки выбирали тех, кто послабее или находится в алкогольном опьянении

18 октября на суде допрашивали «молоточника» Лыткина. Он, в отличие от своего подельника Ануфриева, в деталях рассказал, как они убивали и калечили людей: били только по голове и рукам деревянной киянкой, сбивали с ног и добивали жертв ногами. После подробного рассказа о 8 преступлениях, 19-летнему «молоточнику стало плохо: у Лыткина сильно разболелась голова. Его допрос перенесли на 31 октября.

Очередное судебное заседание по нашумевшему делу о маньяках–»молоточниках» прошло сегодня в Иркутском областном суде.

Напомним, с декабря 2010 по апрель 2011 года изверги, один из которых был несовершеннолетним, держали в страхе самый интеллигентный микрорайон Иркутска — Академгородок. Подсудимые обвиняются в 6 жестоких убийствах и 9 покушениях на убийство.

Сегодня допрашивали Никиту Лыткина. Он в подробностях, на протяжении 4 часов, рассказывал о том, как они со своим другом Артемом Ануфриевым убивали ни в чем неповинных людей. Как рассказал Лыткин, многие жуткие преступления они совершили в одном дворе микрорайона Академгородок, возле дома № 269 В по улице Лермонтова. О совершении убийств договаривались за 2-3 дня. До и после преступления «молоточники» собирались в квартире Лыткина или Ануфриева, их родителей очень часто не было по ночам дома.

— Мотивом наших преступлений было только одно: убийство, — говорил Лыткин. – Своих жертв мы выбирали на улице в темное время суток: поздним вечером, ночью или ранним утром. Если человек шел один, и мы видели, что он слабее нас, неважно кто это – женщина или мужчина, мы нападали на него. Сбивали с ног и добивали киянками и ногами, пока он не начинал хрипеть. Киянки мы носили у пояса под куртками.

Из допроса Никиты Лыткина выяснилось, что первым на жертв нападал в основном он. Добивали людей вместе. Первым издеваться над телами начал Ануфриев.

Калечили и убивали людей деревянными киянками, били в основном по голове. В среднем наносили по 15-20 ударов каждый. После нескольких раз, когда жертв не удалось добить до смерти, Лыткин решил купить травматический пистолет, чтобы выстрелом из него быстрее сбивать человека с ног.

Следы преступлений с орудия убийств и одежды, «молоточники» смывали в своих квартирах, когда их родителей не было дома.

После таких признаний Лыткину стало не по себе, у него заболела голова. Судебное заседание перенесли на 31 октября.

Напомним, соучастника преступлений Артема Ануфриева допрашивали в суде в минувший вторник, 16 октября. Перед заседанием Ануфриев пытался покончить с собой. В машине, по дороге из СИЗО №1 в областной суд он порезал себе шею и живот. Заседание из-за этого перенесли на час.

Слушания проходили очень эмоционально. Ануфриев плакал, у него были красные глаза. Как только слово в суде дали его матери, он успокоился и молча смотрел в пол.

Артем Ануфриев до сих пор не признает себя виновным в убийствах и покушениях на убийства. Он дает спутанные показания, говорит, что он присутствовал в те моменты, когда Лыткин убивал жертв, но сам ничего не делал – просто стоял, также он ничего не помнит.

Во время суда Ануфриев постоянно что-то записывает на листках бумаги.

«Молоточник» Лыткин отказался отвечать на вопросы гособвинения в иркутском суде. Подсудимый отрицает свою причастность к радикальным идеологическим группировкам — прокурор вменяет маньяку экстремизм. Лыткин начал путаться в показаниях

31 октября судебные слушания по нашумевшему делу о маньяках-«молоточниках» продолжаются в Иркутском областном суде. Сегодня в суде продолжают допрашивать 19-летнего Никиту Лыткина. Сейчас маньяк замкнулся в себе и только кратко отвечает на вопросы: да или нет. Сегодня «молоточник» внезапно отказался отвечать на вопросы прокурора, что резко усугубило его ситуацию. Фактически подсудимый отказался от защиты адвоката.

Напомним, прошлом заседании «молоточник» в деталях рассказывал, как он вместе со своим подельником Ануфриевым, выслеживал и убивал своих жертв. Тогда Лыткину стало плохо во время суда от собственных рассказов.

Сегодня прокурор зачитал допросы Лыткина у следователя, которые проходили в апреле – июне 2011 года. Лыткин согласился с тем, что общался в социальных сетях с приверженцами взглядов неонацистов и скинхедов. Ему было интересно, но в ряды своих идеологических группировок Лыткина записывать не хотели (у него есть кавказские корни), в отличие от Ануфриева. Тогда Лыткин начал самостоятельно искать информацию о радикальных организациях. Позже он создал группы в соцсетях в Иркутске, через них он проверял свои мысли вслух, выкладывал нецензурные песни и стихи, которые сам сочинял, также высказывал негативное отношение к людям и стране, в которой живет.

Лыткин считает себя человеконенавистником. Когда о нем и Ануфриеве начали показывать программы по центральному телевидению, они почувствовали гордость. «Молоточникам» было интересно, что о них говорят люди и сообщают СМИ.

Ануфриев был генератором идей, а Лыткин прилагал как можно больше сил, чтобы довести свои преступления до конца — убийства. Они хотели выделяться в обществе.

В зале суда сегодня присутствуют обе матери «молоточников». Мать Ануфриева практически не реагирует на окружающих людей и находится в отстраненном состоянии. Подсудимые по-прежнему стараются вести себя хладнокровно. Ануфриев в процессе обращается к Лыткину только на «Вы».

Выяснилось, что Лыткин хранил подробную информацию о совершенных им и Ануфриевым чудовищных преступлениях на домашнем компьютере. Доступ к нему также имела его мать. Войти в систему компьютера можно было без пароля, но мать Лыткина полностью доверяла сыну во всем.

irkutskmedia.ru