…Славе, которая в одночасье обрушилась на жителя Можайского района Подмосковья Олега Бутусина, не позавидуешь: согласно полицейским сводкам в конце мая он неожиданно расстрелял наряд ДПС, ранив одного из инспекторов. И теперь все полицейские области охотятся за ним, мечтая отомстить, пишет корреспондент КП.ру Алексей Овчинников.

(…) — В 2007-м муж с товарищем развесили листовки (в которых было слово «жиды» — прим. ПН), — вздыхает супруга «можайского стрелка» Татьяна. — Это и признали экстремизмом…

— И вы здесь решили спрятаться от правосудия? — спрашиваю.

— Не совсем так. В том же 2007-м их обоих по административке за это судили, штраф уплатили, то есть понесли наказание. А в 2008-м мы оттуда уехали — там климат влажный, у одного из детей бронхит. Недавно только узнала: прокуратура в 2009-м заново подняла дело, переквалифицировала его на уголовное и дали товарищу мужа год условно. То есть дважды наказали за одно и то же…

(…) — Мы ехали с сыном Романом и мужем из Уваровки, из школы, — рассказывает свою версию Татьяна. — Нас остановили, потребовали права и документы. Муж пошел к ним. Мой паспорт тоже запросили. Я пошла обратно в машину, тут услышала выстрелы, обернулась: один из гаишников стрелял, Олег прыгнул в машину и рванул. Они за нами. Выстрелов было много. Одна из пуль заскочила в правую дверь, едва не задев Романа. Пробили колесо. Мы выскочили на встречку и ушли в кювет… Олег убежал в лес…

(…) Прошло два месяца, а дети Бутусиных при слове «полиция» до сих пор вздрагивают. В тот день Татьяна, вернувшись из райотдела, попросила друга семьи, известного кузнеца Вячеслава Коростелева, приютить детей у него, пока опера производили в их хозяйстве обыск. Чтобы не травмировать детскую психику.

— Около пяти утра мы привезли детей, спать уложили, Татьяна уехала обратно в хозяйство, — вспоминает Вячеслав. — А где-то через час собака залаяла: выглянул — а там полно машин и людей в штатском. Сначала не представлялись. Потом один корочку показал. Впустил. Обнаружив детей, начали: мол, известно, что это дети преступника, что мать их бросила. Я объяснял: они здесь находятся ненасильно, мать их привезла, но без толку… Я спрашивал: «За что?» А они: дети нужны, чтобы поймать Олега: пожалеет их и сдастся. Они реально детей в заложники взяли!

— Они постоянно нам говорили: мать вас кинула, ушла в лес, и когда они поймают родителей — пристрелят, — вспоминает Роман Бутусин, держась за переломанную спину. — Что, если не скажем, где папа, нас по детдомам раскидают. Потом в больницу привезли и заперли…