На прошлой неделе Алексей Гаскаров отметил свое 29-летие в СИЗО «Бутырка», а тем временем в Замоскворецком суде сторона обвинения продолжает предоставлять доказательства на процессе против него и других фигурантов второй волны «болотного дела». В суде выступили засекреченные свидетели, скрывающие свою личность «из соображений безопасности».

17 июня из-за допроса засекреченных свидетелей заседание перенесли в Мосгорсуд. Голоса свидетелей были изменены, сами же они находились в другом помещении, их лица и паспорта видела лишь судья Наталья Сусина, специально выходившая для этого из зала заседания. Свидетели получили условные фамилии «Иванов», «Петров» и «Герасимов».

Первый свидетель «Максим Иванов» в ходе заседания опознал Алексея Гаскарова. Он рассказал, что в 2012 году работал в отделе документации в МВД. Вечером 6 мая свидетель находился на Болотной площади, где из спецавтомобиля с установленным комплексом видеонаблюдения «Волна» отслеживал с трех камер наблюдения. Когда «Иванов» покинул автомобиль, чтобы «снять с него плакаты и транспаранты, призывавшие помешать инаугурации президента Путина 7 мая», он якобы заметил группу лиц в капюшонах, «возглавляемую Гаскаровым». По его словам, эти люди выкрикивали лозунги, а когда сотрудники полиции задержали одного человека из группы, Гаскаров якобы схватил одного сотрудника полиции и повалил.

На уточняющие вопросы Алексея Гаскарова: сколько именно человек было в группе, почему полицейский решил, что Гаскаров давал указания людям в группе, — свидетель точно ответить не смог. Часть вопросов судья Сусина сняла, в том числе вопрос защиты Гаскарова о том, получал ли «Иванов» какие-либо угрозы. По его словам, засекретить свою личность он попросил из опасений за безопасность своих родственников.

Вторым выступил еще один засекретившийся полицейский, выступавший под псевдонимом «Дмитрий Петров». 6 мая он работал водителем того самого автомобиля с комплексом «Волна». Его показания, как и свидетельства «Иванова», также касались исключительно Гаскарова – якобы антифашист напал на полицейского и «постоянно мелькал» в ходе начавшихся волнений на Болотной площади. По словам «Петрова», «Гаскаров вел себя как предводитель», хотя никаких команд от него свидетель не слышал.

Наконец, судья Сусина выслушала показания последнего засекреченного свидетеля — «Сергея Герасимова». Он отказался уточнять свой текущий возраст, сообщив лишь, что он старше 16 лет. На Болотную площадь «Герасимов» пришел в сопровождении своих новых знакомых, с которыми незадолго до этого якобы познакомился через Интернет. Свидетель, по его словам, оказался в колонне анархистов и антифашистов, «специально устроивших давку в толпе, чтобы прорвать оцепление». Алексей Гаскаров, с которым свидетель был к тому моменту знаком, якобы велел собравшимся «пройти через оцепление всеми возможными способами».

«Герасимов» совершенно запутался в ответах на уточняющие вопросы, так что судья несколько раз сделала ему замечание. Кроме того, показания «Герасимова» в суде расходились с теми, что он давал ранее. Гаскарова свидетель до этого не видел, а если и видел, то «мельком», в том числе и на собраниях организации «Автономное действие», участником которой якобы был антифашист. Несмотря на «призывы», сам свидетель, по его словам, участвовать в «прорыве» не захотел.

«Активисты давили согласованно. Я просил сотрудника полиции, чтобы нас держали крепче, так как я не хотел оказаться за оцеплением. Я испугался», — признался засекреченный свидетель. Он подчеркнул, что опасается «многочисленных фанатиков» Гаскарова, что и вынуждает его скрывать свою личность. По словам «Герасимова», за сотрудничество с правоохранительными органами его ждет неминуемая расправа, поскольку подобные действия в активистской среде осуждаются. Как именно он покинул Болотную площадь, свидетель не помнит. Подсудимый Гаскаров потребовал исследовать показания Герасимова на полиграфе, однако судья Сусина отказала в этом ходатайстве.
«У этого последнего свидетеля все относительно, все неопределенно. С судом он поделился в основном своими умозаключениями и выводами, сделанными на основе этих умозаключений. Те показания, которые он ранее давал следователям, явно были написаны под чьим-то руководством. Однако даже в таких условиях он не смог их процитировать должным образом», — пояснил «Жуковским вестям» адвокат Гаскарова Дмитрий Динзе. По его словам, в силу своего возраста свидетель не может говорить таким «протокольным» языком, считает защитник.

«Всем понятно, что показания за этого свидетеля писали следователи, вложили ему их в голову, а потом он как смог воспроизвел. И то половину напутал, а половину выдумал», — подчеркнул Динзе.
Через день после допроса свидетелей сторона обвинения продолжила предоставлять доказательства вины подсудимых Гаскарова, Александра Марголина, Ильи Гущина и Елены Кохтаревой, обвиняемых в применении насилия к полицейским и участии в массовых беспорядках. Собравшиеся на заседание по традиции встретили подсудимых аплодисментами, на этот раз к ним прибавились поздравления с днем рождения – 18 июня Гаскарову исполнилось 29 лет. Второй год подряд фигурант «болотного дела» отмечает день рождения в СИЗО.

Перед судьей выступил экс-заместитель руководителя 1-й роты 1-го полка ОМОН Алексей Барабанщиков, занимавший свою должность в 2012 году. Ранее он же выступал свидетелем на суде над активистами Сергеем Удальцовым и Леонидом Развозжаевым. Показания Барабанщикова никого из подсудимых не касались, а были призваны доказать факт наличия массовых беспорядков на Болотной площади. Полицейский рассказал, что из толпы в него и его коллег летели камни и другие тяжелые предметы. По его словам, также в сотрудников МВД была брошена емкость с неким «отравляющим веществом». Надышавшись газом, Барабанщиков был вынужден обратиться к врачу. Правда, только спустя четыре дня.

20 июня Мосгорсуд рассмотрел жалобы на приговор осужденных по первой волне «болотного дела» Сергея Кривова, Ярослава Белоусова, Артема Савелова, Алексея Полиховича, Дениса Луцкевича, Андрея Барабанова, Степана Зимина и Александры Наумовой. По итогам рассмотрения, тройка судей уменьшила срок наказания двум участникам митинга на Болотной площади на три месяца – Белоусову и Кривову. В остальной части Мосгорсуд признал приговор Замоскворецкого суда законным.
Так или иначе, рассмотрение апелляционной жалобы позволит осужденным просить об УДО уже на этой неделе. А Александра Наумова, приговоренная к условному сроку, только сейчас может выйти из-под домашнего ареста.

Мария Климова
ЖВ