полицаи, МВД

Новый год в ОМВД Анапы. 12 990 пачек сигарет, три явки с повинной и электрометки.

Полицейские из Анапы пытали подозреваемого током и изнасиловали его палкой, чтобы выбить признание в разбое; СК не видит в этом «недозволенных методов ведения дознания».

Чуть меньше года назад — 23 декабря 2015-го — грузчик-экспедитор из Анапы Артем Пономарчук отмечал свой 21-й день рождения. На следующее утро, приняв поздравления от жены, сестры и родителей, он ушел на работу, а в середине дня позвонил своей матери, парикмахеру Анне Завгородней, и предупредил ее, что отвезет последний заказ и приедет домой спать. Но дома Артем не появился, а его телефон перестал отвечать. Поначалу Анна решила, что молодой человек продолжает праздновать с друзьями, но к вечеру забеспокоилась, позвонила коллеге сына Карену Енгояну, который работал на того же индивидуального предпринимателя, что и Артем, и услышала то, чего больше всего боялась: «Я сам об этом думаю, потому что Артем так раньше никогда не делал — я пришел на работу, а тут машина открыта, телефон лежит брошенный, ключи торчат».

Всю ночь Анна обзванивала морги, больницы и ОВД Анапы в поисках сына, однако человека с таким именем и фамилией нигде не было. Тем временем оперативники задержали Енгояна и еще двух человек, работавших вместе с Артемом.

Рано утром на телефон Завгородней позвонил незнакомец, который рассказал, что Артем находится в «обезьяннике», «влип в очень нехорошую историю» и настолько сильно избит, что не может самостоятельно передвигаться. Они встретились. Звонивший молодой человек представился местным жителем Павлом Дедухом; он рассказал, что отбывал административный арест вместе с Артемом, тот попросил его передать родителям записку, в которой жаловался на тяжелые условия содержания в изоляторе временного содержания и умолял поскорее вытащить его на свободу. Однако родители увиделись с сыном только после Нового года — 6 января 2016-го, когда истек срок его административного ареста. За это время он написал три явки с повинной по статье, предусматривающей до 12 лет лишения свободы.

Противогаз. Клеммы. Палка

Пономарчука задержали около четырех часов дня 24 декабря: сотрудник в форме остановил служебную «Газель», за рулем которой находился Артем, подошел к двери, открыл ее и, ничего не объясняя, вытащил водителя из машины. Другой полицейский, вспоминал позже молодой человек, нанес ему несколько ударов в живот, после чего Пономарчуку заломили руки и отвезли на служебном автомобиле в ОМВД по Анапе, забрав купленный в кредит iPhone 5s.

Пономарчук описывает пережитое там почти поминутно. Сначала, говорит он, ему надели мешок на голову и наручники, завели в кабинет и нанесли по голеностопу несколько ударов, от которых молодой человек упал на пол. Затем полицейские — Артем вспоминает, что, судя по голосам, тогда их было четверо — объяснили, что он задержан за разбойное нападение на торгового представителя Алексея Свечникова, поставлявшего сигареты на продуктовую базу ИП «Арустамян», где Пономарчук работал экспедитором. Потом полицейские стали поочередно бить задержанного, называя его «малым» и советуя признаться в совершении преступления; затем усадили Артема на стул и дали попить воды.

В момент передышки Пономарчук предложил проверить его на полиграфе. В ответ полицейские рассмеялись: «Специалист по полиграфу еще не пришел, но скоро будет». Через десять минут в кабинете появился еще один оперативник. Артем вспоминает, что он несколько раз ударил его рукой по голове, затем вытащил в соседний кабинет, бросил на пол, снял с головы мешок и надел вместо него противогаз. Пока один полицейский сжимал шланг, перекрывая ему воздух, другой бил задержанного по ступням каким-то металлическим предметом. Когда с Пономарчука снимали противогаз, он чувствовал в кабинете стойкий запах алкоголя.

Спустя какое-то время, вспоминает Артем, мужской голос произнес: «Раз молчишь, значит, пришло время детектора лжи». Пономарчуку перевязали скотчем ноги, зафиксировали руки, а в носки засунули подсоединенные к электрическим проводам клеммы. «Со временем численность клемм увеличивалась. Они цепляли их за наручники, за обручальное кольцо, к пояснице и шее. С носа шла кровь, поэтому кто-то один из них предложил прекратить, но другой ему сказал, чтобы в противогаз просто плеснули нашатыря», — говорит молодой человек.

В ответ на молчание кто-то сорвал с Пономарчука джинсы с трусами, зафиксировав клеммы между ягодиц. Артем не видел, что происходит позади него, но по разговору понял — полицейские, которых на тот момент, судя по голосам, стало уже шестеро, обматывали скотчем и смазывали каким-то гелем палку. Электрическое напряжение становилось сильнее. Когда его спину придавили коленями, Пономарчук понял, что палку вводят ему в задний проход. Очнулся он от того, что кто-то хлестал его по щекам. После этого Артем подписал признательные показания, не читая.

Затем оперативники попросили его показать дома, в которых жили его коллеги — братья Карен и Эрик Енгоян. Как следует из книги учета ОМВД по Анапе, Пономарчука посадили в комнату для административно задержанных, а вечером 25 декабря вновь отвели в кабинет, в котором, как считает молодой человек, его пытали несколькими часами ранее — Артем узнал помещение по странному аппарату, похожему на сварочный, рядом с которым лежали металлические клеммы. По словам задержанного, там оперативники вновь начали избивать его. Из соседнего кабинета он слышал крики Эрика Енгояна. Спустя какое-то время один из полицейских принес в кабинет его явку с повинной, показал Пономарчуку и дал время, чтобы заучить содержание. Затем Артема отвели к следователю.

Согласно протоколу допроса, в кабинете вместе с подозреваемым находились только следователь и адвокат по назначению, однако на видеозаписи за кадром слышен звук, похожий на храп — Артем утверждает, что на допросе присутствовал один из пытавших его оперативников, который в какой-то момент уснул. На записи Пономарчук поразительно подробно рассказывает о нападении, однако путается в деталях — например, говорит, что на место преступления он приехал на «Жигулях» девятой модели, тогда как в подписанной им явке с повинной речь идет о седьмой.

В общей сложности к делу были приобщены четыре видеозаписи допросов по 20 минут, снятые с часовыми интервалами. По словам Пономарчука, в это время его заставляли учить, как именно и на какие вопросы он должен отвечать:

— Как вы распределили роли в своем преступном плане? — спрашивал следователь.

— Карен должен был управлять «шестеркой», а Масис должен был управлять «семеркой». Я, Масис, Арам, Карен и Эрик, мы просто сидели и общались, это было в октябре. Тогда же я услышал от Арама предложение — ограбить Алексея Свечникова. Масис — это знакомый Арама, он присоединился незадолго до этого числа, — путано отвечал задержанный.