Агент КГБ Борис Карпичков (имя вымышлено), проживающий с 1998 года в Великобритании, рассказал изданию «Блумберг» о существовании у российских спецслужб списка лиц, которые подлежат ликвидации.

В нем указаны восемь человек — в основном российские перебежчики, среди которых имя Сергея Скрипаля и его самого. Также в список внесен основатель инвестфонда Hermitage Capital Management Билл Браудер, который обвиняет российские власти в убийстве юриста Сергея Магнитского.

По словам Карпичкова, об этом ликвидационном списке ему рассказал осведомленный друг, позвонив из континентальной Европы, за несколько дней до инцидента в Солсбери. И поначалу он не придал этому предупреждению значения. Однако теперь он говорит, что страдает от посттравматического стрессового расстройства, потому что живет в постоянном страхе. На встречу с журналистами Карпичков пришел в шляпе и темных очках.

По данным Bloomberg, Карпичков в 80-е годы был майором КГБ и до распада СССР работал в Латвии. Затем он стал информатором ЦРУ и сбежал с секретными документами.

После этого он, по его словам, пережил два покушения. Первое произошло в Новой Зеландии через несколько недель после отравления Литвиненко в 2006 году, а второе — еще через четыре месяца.

Издание отмечает, что после отравления Скрипаля в Лондоне нашли мертвым соратника Бориса Березовского, бывшего заместителя гендиректора «Аэрофлота» Николая Глушкова. Полиция расследует его смерть как убийство. Однако не уточняется был ли Глушков в этом списке.

В связи с нападением на Сергея Скрипаля и его дочь полиция Великобритании занялась пересмотром дел о подозрительной гибели в 14 человек, выступавших оппонентами Путина или имевших другие связи с Россией.

Сергея Скрипаля и его дочь Юлию 4 марта обнаружили без сознания на скамейке у торгового центра в Солсбери. Британские власти считают, что они были отравлены нервно-паралитическим веществом типа «Новичок», произведенным в СССР. 29 марта стало известно, что состояние Юлии Скрипаль улучшается — она пришла в сознание и разговаривает. состояние ее отца по-прежнему оценивают как тяжелое.