Нацбол Александр Аверин, НБП, Другая Россия

Нацбол вернулся из ДНР за сроком. Соратнику Эдуарда Лимонова и стороннику построения путинского мира в Украине дали три года тюрьмы за контрабанду оружия.

В Ростовской области суд признал виновным сопредседателя партии «Другая Россия» Александра Аверина в контрабанде оружия через границу с ДНР. Подсудимому назначили три года колонии общего режима. Защита Аверина настаивает на том, что оружие было подброшено на пограничном пункте, и доказательств вины нацбола нет. В «Другой России» заявили, что расценивают приговор как попытку силовиков осложнить работу партии.

Матвеево-Курганский районный суд Ростовской области признал виновным сопредседателя партии «Другая Россия» Александра Аверина в покушении на контрабанду огнестрельного оружия (ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 226.1 УК РФ), об этом сообщает пресс-служба суда. Господина Аверина приговорили к трем годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима. Следствие обвиняло подсудимого и в незаконном хранении оружия (ч. 1 ст. 222), однако суд посчитал этот факт недоказанным.

Напомним, что Александра Аверина задержали на границе Ростовской области и Донецкой народной республики (пограничный пункт Авило-Успенское) в апреле этого года. Полицейские обнаружили в сумке задержанного снаряженный пистолет Макарова. Следствие длилось вплоть до конца лета 2018 года. Дело было передано в суд в начале сентября. Защита господина Аверина считает, что уголовное дело сфабриковано и пистолет сопредседателю «Другой России» подбросили полицейские.

Александра остановили за то, что он якобы отказался показать паспорт на пункте паспортного контроля. Затем его задержали полицейские и привели в комнату для выяснения обстоятельств. У него изъяли вещи, в том числе личную сумку. Затем через какое-то время сумку вернули и при понятых полицейские стали ее осматривать. Там обнаружили пистолет и патроны»,— сказал “Ъ” адвокат подсудимого Владимир Осенний.

Он добавил, что у следствия нет доказательств того, что пистолет и боеприпасы действительно принадлежат его подзащитному. В партии «Другая Россия» “Ъ” сообщили, что считают уголовное дело в отношении господина Аверина сфабрикованным и имеющим политический контекст.

«Мы оцениваем эту историю как политическую провокацию, подобные случаи уже были в истории нашей организации. Александр Аверин — это один из руководителей партии, он был важной фигурой в деятельности нашей организации, один из старейших нацболов в России. Это действие можно расценивать как попытку силовиков усложнить деятельность нашей организации, как желание убрать из публичного поля одного из влиятельных представителей партии»,— заявила “Ъ” пресс-секретарь «Другой России» Мария Свердликова.

Отметим, что защитник подсудимого не смог объяснить, что господин Аверин делал в ДНР. Владимир Осенний лишь сказал, что его доверитель там был «по личным делам». Между тем в паблике «Другой России» говорится, что: «Александр имел непосредственное отношение к добровольческому движению, пришедшему на помощь Новороссии. Сам воевал под Луганском в 2014 году, приехав на фронт из уютной Москвы».

НГ писала в марте 2017 г. в статье «Путешествие нацболов к Путину и обратно«, о том как провалился шанс вернуться в большую политику — с оружием в руках на Донбассе и с Лимоновым по телевизору в России.

Нацболы — некогда самая яркая из оппозиционных Путину сил — после присоединения к России Крыма поверили в возрождение русского имперского проекта. Они отправили на Донбасс по линии «Интербригад» около 2000 добровольцев и воевали сами. Но мечта о ДНР как о стране, где нацболам дадут заниматься политикой с оружием в руках и строить новую социальную справедливость, быстро рухнула.

Нацболам так и не разрешили организовать свой партийный батальон, вышедших на мирный митинг 1 мая отправили «на подвал», а штаб в центре Донецка разгромили местные чекисты.

В России против нацболов продолжаются репрессии — за два года войны у них появились три новых политзэка. Хотя лидера нацболов писателя Эдуарда Лимонова и стали звать на телевидение, чтобы он хаял российских либералов и «киевскую хунту», только за одну неделю в феврале 2017 года полиция пришла с обыском в московский офис «Другой России» (не зарегистрирована Минюстом) и задержала 50 человек на концерте нацбольских групп.

Зато в те же дни в книжных магазинах Москвы свою новую книгу презентовал писатель Захар Прилепин, нацбол с двадцатилетним стажем. Аккурат к выходу книги он объявил, что с осени служит в самопровозглашенной «Донецкой народной республике» (ДНР) политруком батальона Александра Захарченко. Свою партийную принадлежность он не афиширует, а Лимонов обвиняет его в близости к власти.

О том, как нацболы поверили было в обновленного Путина, но снова разочаровались в нем, а Лимонов едва не умер, рассказывает Илья Азар.

«Идет бой под Марьинкой, [украинцы] стоят в 200 метрах, их окопы визуально видно. Высовываюсь, вскидываю автомат, открываю глаза в больнице, рядом капельница», — вспоминает нацбол Дмитрий Колесников лето 2015 года. Он пересказывает мне диалог с вошедшим тогда в палату нейрохирургом.

— Здравствуйте, Дмитрий. С третьим днем рождения! Вас доставили в состоянии клинической смерти, вы были мертвы.

— Так, дальше.

— Мы откачали вас более-менее, из Донецка доставили кровь, мы ее влили, но сердце у вас останавливалось.

— Так, дальше.

— Мы вас ввели в состояние искусственной комы, но переборщили. Собрали консилиум, и он решил, что вы уже из комы никогда не выйдете.

— Никогда?

— Ну да. Вас должны были вывезти в Барнаул, но через двое суток вы вышли из комы. У вас шесть осколков в голове.

Выписавшись из госпиталя, Колесников вернулся в Россию на обследование. «Врач в Санкт-Петербурге сказал, что осколки — это не смертельно, что тысячи людей так живут, а если их вытащить, то я на 100% не смогу ходить», — рассказывает нацбол. Мы разговариваем в московском кафе, Колесников немного заикается, на виске шрам. Одет он в камуфляж — на следующей неделе, несмотря на осколки в мозге, он собирается обратно на Донбасс.

Колесников состоит в «Другой России» (наследница запрещенной в России НБП — Национал-большевистской партии). Вскоре после начала военного конфликта на востоке Украины другороссы (они же — нацболы) создали добровольческое движение «Интербригады», по линии которого переправили на Донбасс около 2000 человек.

Сталин, Берия, ГУЛАГ

Философ Александр Дугин и писатель Эдуард Лимонов, который после развала Советского Союза вернулся в Россию и начал активно участвовать в политике, создали Национал-большевистскую партию (НБП) в 1993 году после провала Октябрьского путча. Идеология новой, радикальной партии сочетала в себе ультралевые и ультраправые идеи. В модном тогда НБП состояли музыканты Егор Летов и Сергей Курехин, Паук, поэт Александр Непомнящий. До прихода к власти Владимира Путина НБП в основном боролась с Ельциным и либералами у власти: например, в 1999 году нацболы пришли на съезд «Демвыбора» Егора Гайдара и скандировали там свой главный лозунг тех лет: «Завершим реформы так: Сталин, Берия, ГУЛАГ».

В первой половине 2000-х нацболы прославились решительными акциями прямого действия (АПД). Например, они захватили приемную администрации президента и Минюст, выбросили из кабинета главы Минздрава Зурабова портрет президента, вывесили на гостинице «Россия» транспарант «Путин, уйди сам», облили майонезом Чубайса и забросали помидорами генсека НАТО.

За такие акции нацболов сажали в тюрьмы, а в 2007 году НБП и вовсе запретили, признав экстремистской организацией. Тогда Лимонов пошел на сближение с либералами на почве общей ненависти к президенту Путину. Сначала Лимонов вместе с Гарри Каспаровым и Михаилом Касьяновым вошел в коалицию «Другая Россия», прославившуюся «Маршами несогласных», а потом придумал «Стратегию-31» (одним из организаторов акций в защиту 31-й статьи Конституции была известная правозащитница Людмила Алексеева).