Александр Копцев

Откровения 34-летнего осужденного Александра Копцева, устроившего резню в московской синагоге.

Александр Копцев отбывает в Дубравлаге 16-летний срок за резню в московской синагоге. В январе 2006 года он напал с ножом на молившихся там прихожан. Ранения от рук недоучившегося студента получили 8 человек, но, к счастью, все они остались живы. Мотивы преступления Копцева так и остались неизвестными. За 13 лет заключения он успел «умереть» и «воскреснуть», поверить в Бога и переосмыслить случившееся. С 34-летним осужденным беседовала Екатерина Смирнова.

…Колония № 17. В комнату входит худенький поседевший молодой мужчина. Чуть волнуясь, присаживается напротив журналистов. «Ваши коллеги приезжали несколько лет назад», — ​негромким голосом говорит он. Видно, что общение Копцеву дается с трудом. Каждый вопрос он тщательно обдумывает и отвечает коротко, смотря при этом прямо в глаза…

Александр родился в 1985 году в Москве в рабочей семье. Отец — ​водитель в строительной фирме, мать — ​кладовщица. Вспоминая о детстве, говорит просто: «Оно было очень хорошее и веселое». «Кем мечтал стать? — ​переспрашивает осужденный. — ​Не задумывался. Не заморачивался — ​кем буду, тем и буду… В школе у меня была склонность к математике. Легко давалась физкультура». Окончив 9 классов, Александр поступил в колледж авиамоторостроения. Выбор профессии объясняет так: просто нужно было пойти куда-то, вот и пошел. «Туда легко было поступить. На занятия ходил редко. Не ставил себе цели получить диплом. Думал, что он не пригодится». Именно в техникуме к Александру пришло желание изучать антисемитскую литературу, которую нашел сам. «В те года экстремизм не так сильно контролировался, как сейчас. Он был везде. Те фильмы, которые транслировали по телевизору, сейчас уже не показывают. Потому что они отрицательно влияют на людей. А тогда подобные книжки и видео продавались открыто. Меня, как больного шизофренией, это зацепило. У меня уже позже на судебной пятиминутке врачи института Сербского установили шизотипическое расстройство. Нет, сам себя таким не считаю… Экстремизм привлекал потому, что там присутствовало разжигание межнациональной розни. Я согласился с этой литературой, думал, что это правда…» ​«Вы даже Вторую мировую войну оправдали?» — ​спрашивает журналист. «Получается, что да, — ​с удивлением для себя констатирует осужденный. — ​Но это далось с трудом. Пришлось даже перешагнуть через половину себя… Ведь все-таки пострадала наша Родина, люди ее защищали. Но мне не нравилась идея о том, что евреи правят миром. И я решил восстановить справедливость…» За полгода до госэкзаменов Александр Копцев был отчислен из учебного заведения. В армию не взяли из-за проблем со зрением. Парень устроился в фирму по поставке пластиковых окон. «Мне было тогда 19 лет. Была ли девушка? Нет, никогда… Почему? Не знаю. Наверное, не проявлял инициативы… Чем увлекался? Страшно говорить. (Усмехается — ​«С».) Не буду, не хочу. Где-то противозаконным, где-то нет… У меня огонь был внутри! Огонь к преступлению…» В том же году от рака умерла сестра Александра. В СМИ долго муссировалась информация, что именно это в последующем подвигло его на преступления. Как считали оперативники, парень вбил себе в голову, что должен найти виновных. В поисках помогли авторы различных размещенных в Интернете национально-патриотических «агиток» про еврейских «врачей-убийц». «Это на 100 % неправда. Ну, даже если это было так, то что? Меня на преступление подтолкнул, наверное, дьявол…»

Некоторое время Копцев входил в уличную банду скинхедов, но затем отошел от них. Нигде не работал, проводил время дома, играя в компьютерные игры, среди которых была Postal — ​про безумного почтальона, который выходит на лондонские (какие!? прим.ПН14) улицы с ножом и начинает убивать прохожих… В конце 2005 года Александр начинает действовать в одиночку. Предпринимает две неудачные попытки нападения на столичные синагоги. Третья попытка произошла 11 января 2006 года. Копцев с ножом ворвался в здание синагоги на Большой Бронной. Каким-то образом миновав охранников при входе и рамку металлоискателя, подкрался сзади к молящимся, выхватил из-под куртки охотничий нож и начал без разбору наносить удары тем, кто стоял к нему спиной. Александр действовал молча. Когда в синагоге началась паника, вытер окровавленный нож, положил во внутренний карман и направился к выходу. В коридоре ему наперерез бросились раввин Ицхак Коган вместе со своим сыном Иосифом и зятем Михаэлем Мишуловичем. Последний схватил молодого человека за плечо и развернул лицом к себе. «Зачем приходил к нам?» — ​крикнул раввин. «Чтобы убить вас», — ​спокойно ответил Копцев, затем выхватил из кармана нож и ударил в живот стоящего ближе всех Мишуловича. Пока между ними шла борьба, раввин с сыном успели схватить нападавшего за руки. Копцев упал на колени, а через несколько секунд подоспела охрана. Во время схватки кто-то подобрал упавший нож и полоснул по шее налетчика. После чего ему скрутили руки брючным ремнем…

«Преступление планировал где-то за неделю, — ​признается Копцев. — ​Внутренне готовился. Как? Не помню. Где взял нож? Купил заранее на рынке. Он лежал дома как сувенир… Был с длинным лезвием. Имел надписи с обеих сторон. У меня возникали сомнения — ​совершать преступление или нет. Я не был решительным. «Против» восставали обыкновенные человеческие чувства — ​как совершить такое? «За» были мысли — ​надо, надо, надо… Словно в меня дьявол вселился! Почему выбрал именно эту синагогу? Думал, что там секта… Помню приблизительно, что там происходило. Люди кричали, кругом была паника… Я даже через жалость все делал. Мне так не хотелось их резать!» — ​«Почему же тогда делали это?» — ​«Потому что было надо! Что-то во мне жило… Как выбирал жертв? Я не хочу об этом говорить. Меня задержали. Осознание совершенного пришло позже…»