В Украинском еврейском комитете (УЕК) обеспокоены вспышками юдофобских настроений в городе Бар (Винницкая область). На днях в Бар приехала большая группа евреев из дальнего зарубежья — последователи хасидской традиции. Хасиды хотят не только отпраздновать на Украине еврейский Новый год (Рош-ха-Шана), но и почтить память винницких евреев — жертв Холокоста. 19 августа 1942 года нацисты и украинские полицаи совершили массовый расстрел евреев из гетто Бара, уничтожив всех иудеев города. Начавшееся летом 1941 года массовое уничтожение винницкого еврейства закончилось в конце августа 1943 года рапортом немецких властей, что Винницкая область — Judenfrei, «полностью свободна от евреев». Нынешний приезд евреев в Бар — рядовая ситуация августа—сентября каждого года в этом небольшом городе Винницкой области.

Еврейские гости Бара сейчас ходят по улицам Бара, совершают публичные молитвы и песнопения, собираются вместе в публичных местах города. «С сегодняшнего дня понимаю, почему их убивали раньше. Их поведение того стоит» — пишет в своем Facebook жительница Бара Алена Забияка, украинская националистка. Забияка стала заводилой юдофобских настроений в соцсетях, где собираются барчане. Забияка возмущена, что Нацполиция ничего не предпринимает против «беспредела понаехавших в Бар жидов», которые, по ее словам, «загадили всю Винничищину своими продуктами жизнедеятельности». «Это не люди, а незваные гости в Украине. Они приехали не отмечать свой праздник, а совершать беспорядки в нашей стране, гадить там, где живут украинцы, хозяева этой страны», — заявляет Забияка.

Ее поддержал земляк Юрий Гальчук: «Бар теперь вторая Умань. Гнать жидов отсюда».

«Они, когда танцуют и поют, наверное пьяные или обкуренные. Неплохо немцы расстреливали в войну евреев, одобряю», — комментирует приезд хасидов в Бар жительница города Чечелевка (Винницкая область) Татьяна Скарженюк, читательница Facebook Забияки.

Алена Забияка разжигает ненависть к евреев в соцсетях тем, что снимает еврейские собрания во дворе своего дома, добавляя комментарии вроде «теперь опасно выпускать детей на улицу». Многоэтажный дом, где живет барчанка, был в 1980-х годах построен на месте старинного еврейского кладбища, где захоронены несколько цадиков — хасидских религиозных учителей. Останки евреев в советские годы обнаруживались на местах строительства объектов инфраструктуры ЖКХ Бара — например возле городского газопровода. Барчанские националисты вроде Забияки подтверждают, что живут на еврейских костях, и при этом хвалятся, что ранее не давали еврейской общине ставить памятники евреям во дворах своих домов. Алена Забияка в соцсетях поведала, как жители ее двора однажды ночью зарыли яму, приготовленную еврейской общиной для постановки памятного знака в честь упокоенного в этой земле барчанского еврейства.

EADaily напоминает, дочь экс-мэра Львова Любомира Буняка Лиля Мигович на днях выразилась о евреях в духе нацистской пропаганды. Мэр священного для хасидов города Умань (Черкасская область) Александр Цебрий проводит в Киеве многодневную акцию за отмену ежегодного паломничества евреев в Умань осенью этого года. Глава МВД Украины Арсен Аваков в итоге принял решение о запрете массовых еврейских паломничеств в Умань — по причине пандемии коронавируса в стране, решение Авакова поддержали в правительстве Украины.

«Мы выслушали доклады профильных министров в правительстве и пришли к выводу, что эпидемиологическая ситуация в стране и мире не позволяет организовывать и проводить массовые мероприятия, тем более с участием иностранцев», — заявил Аваков. Украинские националисты теперь чествуют Авакова как «спасителя Украины от нашествия хасидов».

Что касается новоявленной нацистки из-под Винницы Алены Забияки, украинские евреи в соцсетях заметили ее легкое внешнее сходство с нацистской преступницей Ирмой Грезе — одной из самых жестоких надзирательниц Аушвица-Биркенау, начальницей секции венгерских евреек в женской зоне Биркенау. Имя Грезе стало нарицательным обозначением садизма, но вряд ли оно о чем-то говорит украинским националисткам вроде Забияки, поскольку их образовательный уровень обычно не выдерживает никакой критики.