С мужчинами нынче в стране напряженка: все больше пьющие, гулящие, безденежные попадаются. Либо вечно озабоченные, хмурые, прижимистые. Ни слова ласкового, ни букетика цветов не допросишься. А женскому сердцу так хочется радости и сказки!

И тут появляются они — черноглазые восточные “принцы”. Они увлекают женщин красивыми речами о вечной любви, обещаниями богатой жизни, они мечтают о детях и о доброй, верной жене…

По статистике, количество браков россиянок с иностранцами-мусульманами с каждым годом увеличивается. Это и супружеские союзы с приезжими из бывших наших республик, и семьи, возникшие вследствие курортных романов на побережьях Египта, Турции, Эмиратов и т.п. Но увы! — очень часто они заканчиваются драматически. Почему?

Не было бы счастья, да несчастье помогло

Василина Седых из Белгородской области с благодарностью вспоминает недавние волнения в Египте. Именно благодаря массовым беспорядкам Василине удалось под шумок вывезти из Египта свою 8-летнюю дочку Фадию, которую до этого у нее отобрал муж-египтянин.

Как водится, начиналось все со слов любви, нежных поцелуев и обещаний счастья. Но после того как Василина вышла замуж за Мухаммеда, их отношения начали стремительно портиться.

— А когда подошло время рождения ребенка, он и вовсе отказался от меня — под предлогом того, что у него нет средств на оплату больницы, — рассказывает Василина. — Пришлось мне вернуться домой, на Белгородчину, где я родила дочь и осталась с ней жить. Брак с Мухаммедом не был расторгнут, однако бывший муж после этого женился три раза и, кроме того, заимел сына еще от одной русской женщины.

Несколько месяцев назад Мухаммед уговорил Василину приехать в Хургаду с дочерью — познакомиться с родственниками.

— Зачем только я согласилась! — сокрушается теперь женщина. — Это оказалось ловушкой. Он заставил меня подписать отказ от прав на Фадию. Дело в том, что в 2008 г. в России я родила еще одну дочь — естественно, от другого мужчины. А это по египетским законам грозит замужней женщине уголовным преследованием — она может быть приговорена к 5—6 годам тюрьмы. Муж и его родственники стали давить на меня: мол, не напишешь отказ — отправишься за решетку. Я испугалась и подписала документы…

Мухаммед настаивал, чтобы она немедленно вернулась в Россию, но Василина осталась в Хургаде и тайком от мужа встречалась с Фадией. Та жаловалась, что у отца ей плохо, что он бьет ее по рукам и лицу, кормит невкусной едой. Девочка умоляла мать забрать ее на родину — родиной, разумеется, она считала Россию.

В отчаянии Василина обращалась и в российское консульство, и к уполномоченному по правам ребенка в РФ — никто не мог ей помочь. Тогда она вернулась в Россию — разрабатывать план спасения ребенка и собирать деньги на новый полет в Хургаду.

Последующие события больше напоминают детектив.

Василине Седых помогли беспорядки в Египте.

— В Египет я отправилась, несмотря на уже начавшиеся там беспорядки, — рассказывает Василина. — Сняла комнату в Хургаде напротив дома, где жила Фадия. Мы с дочерью втайне переговаривались по Skype, она сказала, что отец отпустил ее погулять. И я поняла, что пришло время действовать. Вызвала такси, схватила дочку, и мы помчались в аэропорт. Главное — нам повезло, что удалось беспрепятственно пересечь границу: по закону я не имела права вывозить ребенка, но на тот момент египетским властям было не до нас.

Сейчас Василина больше всего опасается, что и отец Фадии может поступить так же, как она. Просто подделает документы и украдет девочку. А в Египте получит решение суда об определении места жительства дочки с ним. Чтобы избежать такого поворота событий, мать собирается доказать факт издевательств над ребенком.

— Мухаммед хотел нажиться на Фадии, выдать восьмилетнюю девочку замуж за богатого человека и получить калым, — возмущается Василина. — Фадия рассказала, что он уже возил ее на смотрины, но дочка не понравилась жениху — она не такая покорная, как арабские женщины.

Беда может случиться не только в чужих и чуждых краях, но и у себя дома.

Ольга Сафонова совсем не похожа на жертву. Красивая, ухоженная, уверенная в себе женщина, хирург, пишет докторскую диссертацию. Но в 2006 году не устояла перед обаянием неграмотного молодца из Афганистана.