Смену позиции главного свидетеля по делу Маркелова не примут во внимание

22 марта было объявлено, что главный свидетель обвинения по делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой отказался от своих показаний. Однако учтен его отказ не будет, так как свидетель не собирается лично приходить в суд и вообще находится за границей. Тем временем защита обвиняемых подала уже два ходатайства об отводе судьи. Оба ходатайства были отклонены, но защита намерена продолжать добиваться отвода.

Судебный процесс, начавшийся 21 февраля, широко освещается в СМИ и блогах. На заседаниях суда присутствует большое количество журналистов и общественных активистов. Интересно в этом процессе все — личности погибших, личности обвиняемых, обстоятельства преступления (стрельба среди белого дня в центре Москвы в наши дни случается не так часто). Также немалый интерес представляют результаты работы следствия, ставшие объектом активной критики со стороны защиты.

Адвокат Станислав Маркелов, защищавший в судах антифашистов, был застрелен на улице в центре Москвы 19 января 2009 года. Журналистка Анастасия Бабурова, по версии следствия, была ликвидирована как свидетель — она сопровождала адвоката. По подозрению в убийстве в ноябре 2009 года были задержаны националисты Никита Тихонов и Евгения Хасис. Считается, что у них были сообщники, но установить их личности так и не удалось.

Тихонов на момент убийства Маркелова находился в розыске в рамках дела об убийстве антифашиста Александра Рюхина (позднее его признали непричастным к преступлению). Следователи обратили внимание на то, что именно Маркелов добился объявления Тихонова в розыск и тем самым обрек его на подпольную жизнь. В Следственном комитете пришли к выводу, что Тихонов решил отомстить адвокату, а заодно внести свой вклад в политическую борьбу (Маркелов давно пользовался нелюбовью националистов). Хасис, по версии следствия, стала помогать Тихонову готовить убийство, потому что находилась с ним в близких отношениях. Якобы она следила за Маркеловым (в распоряжении следствия имеется запись уличных камер, на которых виден наглухо закутанный человек, которого следователи обозначили как «похожего на женщину»).

Обвиняемые категорически отрицают свою вину. При этом Тихонов признает, что из-за нахождения в розыске вынужден был пользоваться поддельными документами, а также что, не имея возможности легально устроиться на работу, торговал оружием. Обвиняемый подчеркивает: «Я продавал оружие не криминальным элементам, а интересующимся оружием военного времени. Если бы был введен гражданский оборот оружия, они бы приобретали оружие, не считаясь преступниками». По словам Тихонова, «браунинг» 1910 года выпуска, из которого, по заключению экспертов, были застрелены Маркелов и Бабурова, попал к нему лишь после убийства — в октябре 2009 года. Тихонов говорит, что некий друг попросил его починить пистолет. «Я не собираюсь сообщать в суде, кто был этот человек. Также не назову людей, которые продавали и покупали у меня оружие», — заявил обвиняемый.

Гораздо меньшую щепетильность ранее проявили двое знакомых Тихонова — руководители движения «Русский образ» Илья Горячев и Сергей Ерзунов. Они дали показания против Тихонова и в итоге стали фактически главными свидетелями обвинения. Другие свидетели — прохожие, видевшие момент преступления, — дают мало впечатляющие показания. Они в общем и целом опознают Тихонова, но признают, что очень плохо видели убийцу, прикрывавшего лицо шарфом. Показания выглядят еще менее убедительно из-за того, что прохожие, опасающиеся за свою безопасность, общаются с судом через аудиосвязь из тайной комнаты. А еще один свидетель, коллега Бабуровой Илья Донских, вообще выступил скорее в роли эксперта. Он заявил, что, по его сведениям, Маркелов являлся целью в националистической игре, в которой нужно было совершать различные преступления и отчитываться о них в интернете. Донских назвал эту игру «Русской игрой», однако в интернете нет упоминаний о таком явлении. Под данное журналистом описание подходит лишь «Большая игра Сломай систему», в 2009 году признанная экстремистской. Ни до, ни после выступления Донских эта игра не упоминалась в связи с делом об убийстве Маркелова.