Если же вернуться к показаниям руководителей «Русского образа», то стоит отметить, что особенно важны для следствия оказались показания Горячева. В 2009 году он подробно рассказал, как Тихонов признавался ему в убийстве Маркелова. Хасис же, по словам Горячева, при нем описывала процесс слежки за адвокатом. Практически сразу в интернете начала распространяться информация о том, что следователи якобы нашли на компьютере Горячева гомосексуальную порнографию и под угрозой «разоблачения» заставили его оговорить Тихонова и Хасис. Если это действительно так, то непонятно, почему же в итоге пикантные сведения все же стали достоянием общественности. Так или иначе, но сообщение о гей-порно вызвало крайне эмоциональный отклик как в среде националистов, так и в среде антифашистов.

На фоне скандала Горячев уехал в одну из стран Восточной Европы, и о нем фактически перестали вспоминать. Но 21 марта 2011 года он напомнил о себе сам, прислав в суд нотариально заверенный отказ от ранее данных показаний (отказ датирован августом 2010 года, но обнародовать его свидетель решился только теперь). В документе, опубликованном журналом New Times, Горячев утверждает, что дал ложные показания против Тихонова и Хасис под давлением. Руководитель «Русского образа» заявляет, что следователи заставили его оговорить обвиняемых, в противном случае пригрозив привлечь его к ответственности как соучастника. В устной беседе с журналистами Горячев высказался еще жестче: «Мне были четко обрисованы две возможные перспективы: дать показания и выйти из кабинета, или отправиться в Лефортово, где их даст кто-нибудь на меня. (…) Также мне предлагался ‘вариант’ Максима Базылева, который покончил с собой на Петровке в СИЗО«.

Отказ Горячева от показаний вызвал широкий резонанс, однако похоже, что на ход судебного процесса это событие не повлияет. Адвокат Тихонова Александр Васильев пояснил «Ленте.ру», что нотариусом заверена лишь подпись Горячева, но не истинность текста. Отказ от показаний могли бы принять к сведению, если бы свидетель лично явился в суд. А поскольку Горячев не намерен этого делать, на заседаниях будут зачитаны лишь его прежние показания, а также продемонстрирована видеозапись первого допроса. Представляющий интересы родственников погибших адвокат Владимир Жеребенков, по данным «Росбалта», вообще отрицает существование заявления Горячева (хотя на копии, опубликованной New Times, четко видны подпись автора и вся информация о нотариусе, заверившем документ).

Некоторые аналитики утверждают, что Горячев отрекся от показаний потому, что на него начали давить националисты. Сам Горячев категорически отрицает эту версию. Другие аналитики полагают, что особого давления на свидетеля никто не оказывал, но он по собственной инициативе попытался спасти свою репутацию в националистической среде. Руководителя «Русского образа» обвиняют в стремлении «усидеть на двух стульях»: с одной стороны, от показаний он отрекся (в угоду националистам), а с другой стороны — отрекся таким способом, что на исход дела это не повлияет (в угоду правоохранительным органам).

Другая важная деталь процесса — недовольство адвокатов обвиняемых судьей Александром Замашнюком. Защита уже дважды подавала ходатайства об отводе судьи, но они были отклонены. По словам Васильева, адвокаты намерены продолжать добиваться отвода. Следящий за процессом политолог Александр Севастьянов поясняет, что Замашнюк отклоняет абсолютно все ходатайства защиты. Наиболее интересные из этих ходатайств — требования исключения из материалов дела признаний, данных Тихоновым с подачи первого адвоката, а также пули, найденной на месте убийства.