Потому, что он – мужественный человек. Навальный в одиночку бросил вызов власти, начав собственный крестовый поход против коррумпированной государственной системы. Впоследствии к нему присоединились многие, но именно Навальный наглядно продемонстрировал, что даже один человек кое-что может. А порою может даже очень много, если действует искренне, самоотверженно и умно.

У меня нет оснований сомневаться в искренности Навального. Инсинуации об ангажированности Западом откровенно смехотворны. Честная и эффективная власть, работающая в интересах народа, а не личного и группового обогащения, нужна, прежде всего, нам самим. Рассуждая цинически, загранице как раз выгоднее иметь дело с коррумпированной российской клептократией, хранящей деньги в западных банках и потому находящейся на крючке Запада. Борясь с коррупцией, Навальный действует именно в интересах России и нашего народа.

Навальный – весьма умный человек. Накануне парламентских выборов именно он предложил самую эффективную политическую стратегию. Его призыв «Голосуй за любую партию, кроме партии жуликов и воров!» в полном смысле слова овладел массами и привел к драматическому политическому сдвигу в стране. И если в декабре 2011 г. в России началась мирная, ненасильственная и демократическая революция, то Навальный этому немало поспособствовал.

Он правильно оценил роль и значение новых коммуникаций в политике, и его расчет вполне оправдался. В течение последних нескольких лет именно в Рунете интенсивно формировалось гражданское общество, перешедшее в декабре 2011 г. от дискуссий к политическому действию. «Офисный планктон» и «интернет-хомячки» оказались в состоянии поступать как люди, наделенные чувством гражданской ответственности и волей к переменам. Заслуга Навального в этом «взрослении» бесспорна, и потому он заслуженно стал лидером улицы.

Говоря без обиняков, Навальный — единственный человек, на призыв которого «выйти на площадь в назначенный час» откликается масса людей. Откликается потому, что верит ему. В этом смысле ни один другой политик в России – не важно, из правящей элиты или оппозиции, — не способен встать вровень с Навальным.

За все это Навальный и ненавидим. И отнюдь не только Кремлем. Либеральной элите он ненавистен ничуть не меньше, чем кремлевским жуликам и ворам. Ненавистен потому, что значительно умнее, честнее, политически эффективнее и популярнее в обществе, чем вся либеральная тусовка (а в действительности те же самые жулики и воры, только ельцинского разлива) вместе взятая. Но, несмотря на всю свою ненависть, либералы не могут обойтись без Навального, ибо за ним стоит улица, а за ними – политическая пустота.

Обойтись не могут, но при этом исподтишка поливают Навального грязью, обвиняя чуть ли не в фашизме. С другой стороны, многие русские националисты упрекают Навального в «избыточном либерализме». Да, Навальный националист – но совсем не в том духе, как принято понимать национализм в России. Точно так же он либерал совсем не в привычном для России понимании либерализма как антирусской идеологии.

Навальный олицетворяет собой качественно новый для нашей страны и при этом широко распространенный на Западе политический тип либерального националиста , то есть политика, понимающего, что демократия и свобода критически важны для формирования нации и представительства ее интересов; политика, для которого ценности нации, свободы и демократии не противоположны, а рядоположены и даже тождественны. Лично у меня нет сомнений в искренней готовности Навального защищать интересы русского народа.

В конце концов, если бы не его усилия, то на митинге 24 декабря на проспекте Сахарова вряд ли выступил хотя бы один русский националист. В оппозиционной среде Навальный играет важную роль медиатора между либеральной и националистической фракциями. Ни одна из оппозиционных групп не имеет монополии на общегражданский протест, а потому сотрудничество между ними на этом политическом этапе неизбежно. И очень хорошо, что имеется человек, способный его хоть как-то налаживать.

Участвуя в политике, Навальный не может не стремиться к власти. И это нормально. Власть — квинтэссенция политики и ее главная цель, поэтому любое участие в политике без стремления к власти есть глупость или ханжество. В этом смысле Навальный, открыто заявляющий о намерении создать собственную партию и участвовать в президентских выборах, выглядит гораздо честнее, правдивее и убедительнее тех, кто подозревает его в зловещем властолюбии.

И последнее. Я не связан с Алексеем Навальными ни личными, ни деловыми, ни политическими отношениями. Во время наших нескольких бесед в чем-то мы нашли взаимопонимание, в чем-то – кардинально разошлись. Но, следуя евангельскому призыву, я привык оценивать людей по их делам (помните: по делам их узнаете их?). А дела и действия Навального говорят сами за себя.

Как бы ни были серьезны наши разногласия, сейчас они абсолютно второстепенны по отношению к главному – борьбе против деспотии, за честные и свободные выборы. А имеющиеся разногласия мы решим потом – конкурируя на выборах. Но сперва их надо добиться. И в этом должны быть едины все, кому дороги свобода, справедливость и интересы русского народа.

Валерий Соловей

Источник: Русская платформа