Американский поэт Эзра Паунд — одна из наиболее противоречивых фигур в истории XX века. С одной стороны, он — дерзкий модернист, новатор, реформатор англоязычной поэзии, мудрый гуру и наставник молодых писателей. Влиянию Паунда подверглись многие замечательные писатели и поэты, ставшие классиками мировой литературы. С другой — изгой западной цивилизации, заклеймленный за сотрудничество с фашизмом, чьей казни требовали Артур Миллер, Лион Фейхтвангер и другие левые интеллектуалы, признанный безумным и заточенный в психиатрическую лечебницу.

Живя с 1925 года в Италии, Паунд (как и многие другие мастера, включая Мережковского и Стравинского) убедил себя в том, что Муссолини и есть тот просвещенный тиран, о котором мечтали поэты. Для художника искушение всякого тоталитарного режима состоит в том, что он, обещая синтез политической жизни с духовной, ведет к «большому стилю», удовлетворяющему тягу искусства к целостной картине мира. В 30-е годы непонятые и непринятые демократией многие модернисты склонялись либо к фашизму, либо к коммунизму, надеясь, что сильная власть позволит им осуществить их собственную эстетическую программу.

Во время войны Паунд выступал по римскому радио, вещавшему на Америку. Поэт обвинял в развязывании войны еврейских ростовщиков, которыми руководил главный «жидо-янки» — Франклин Делано Рузвельт. Патологический антисемитизм, который Паунд согласился в старости признать своей главной ошибкой, делал его аргументацию невнятной.

В мае 1945 года Паунд был арестован американцами и обвиненен в предательстве. Врачи признали его невменяемым, и Паунда поместили в вашингтонскую психиатрическую клинику, где он провел 13 лет. В 1958 году благодаря усилиям лучших американских поэтов и писателей Эзру Паунда вызволили из больницы. Поэт немедленно — и навсегда — уехал в Венецию. С родиной Паунд простился, отдав ей фашистский салют.

По иронии судьбы тело Паунда на венецианском кладбище лежит в двух шагах от могилы Иосифа Бродского. Многие критики отмечали общие мотивы в творчестве двух великих поэтов. В беседах с писателем Соломоном Волковым Бродский размышляет о творчестве и о судьбе Паунда, описывает свой визит к вдове поэта Ольге Радж: «И вдруг — с места в карьер — Радж начинает излагать следующее. Что, дескать, Эзра вовсе не был фашистом, как все считают. Эзра, мол, не был даже и антисемитом, среди его друзей была масса евреев. И даже Муссолини был не таким уж антисемитом. И на самом деле у него здесь, в Венеции, был адмирал еврей. Что само по себе довольно замечательно. Еврей — адмирал! Ну для Венеции это как раз естественно. Что касается Паунда, то мы выслушали рассказ Ольги о том, как Эзра приехал на похороны Элиота в Лондон. И я не помню — то ли Паунд с кем-то поздоровался, то ли не поздоровался. И мы откланялись».

«Держать поэта, каких бы убеждений он ни был, в сумасшедшем доме — это ни в какие ворота не лезет, — рассуждает Бродский. — Оден говорил, что если великий поэт совершил преступление, поступать, видимо, следует так: сначала дать ему премию, потом — повесить».

И сегодня творчество Паунда служит источником вдохновения для итальянских неофашистов. Память об американском поэте жива в среде итальянских правых радикалов. Штаб-квартира крупнейшей неофашистской организации страны носит имя CasaPound, то есть «Дом Паунда». В 2003 году неофашисты незаконно заняли находящееся в государственной собственности здание недалеко от римского вокзала. Помимо штаба там разместился приют для бездомных.

Штаб назвали именем Паунда не только из-за его профашистских симпатий, но и потому еще, что он весьма критично относился к глобальному капиталу. Именно своим критичным отношением к капитализму поклонники Паунда объясняют незаконный захват здания. «Эзра Паунд говорил, что недвижимость нельзя использовать в качестве финансового капитала. Мы согласны с ним. В нашем понимании получение арендной платы является одной из форм ростовщичества», — заявил один из лидеров группировки, Симоне ди Стефано.

Потомкам поэта совсем не нравится, что имя Паунда используют в своих целях неофашисты. Они утверждают, что увлечение фашизмом — всего лишь эпизод в жизни поэта. «Мы, его родные, не считаем, что Паунд был фашистским поэтом. Его антисемитизм был вызван ложным убеждением о связи мирового еврейства с глобальным капиталом. В старости он убедился в ошибочности своих взглядов. Последние 10 лет жизни он провел в добровольном молчании», — отмечает внук поэта, Зигфрид де Рахевильц.

В декабре 50-летний итальянец, обычный бухгалтер, связанный с CasaPound, открыл во Флоренции огонь по уличным торговцам — иммигрантам из Сенегала. Два человека были убиты, трое ранены. Сам нападавший покончил с собой. И хотя фашистские группы поспешили заявить, что случай во Флоренции не имеет к ним отношения, дочь Паунда, Мария де Рахевильц, обратилась в суд с требованием обязать неофашистов отказаться от эксплуатации имени поэта. «Паунд никогда не был сторонником насилия. Сегодня особенно важно дистанцироваться от всего, что может ассоциироваться с расизмом и ксенофобией», — заявил Зигфрид де Рахевильц.

Сами представители CasaPound себя ксенофобами и расистами не считают. Хотя многие из их сторонников, вероятно, действительно испытывают симпатии к расизму, официальная программа организации говорит о поддержке принципов толерантности. Группа выступает против антисемитизма и поддерживает однополые браки. CasaPound выступает за ужесточение контроля над миграцией, однако не поддерживает какие-либо репрессии против представителей этнических и расовых меньшинств, которые родились и выросли в Италии. «Антисемитизм является заметным, но не обязательным элементом идеологии фашизма, — отмечает представитель CasaPound Адриано Сцианка. — В конце жизни Паунд отрекся от антисемитизма, но не от фашизма».

Источник: jewish.ru