За мигрантов бьются супермаркеты и службы доставки. Последние выигрывают.

Корреспондент любимой газеты Путина «Комсомольской правды» устроился продавцом-кассиром, чтобы выяснить, какие условия предлагают магазины на фоне дефицита рабочей силы

Из-за ковида и нестабильного транспортного сообщения между Россией и Средней Азией в стране обострилась нехватка гастарбайтеров. Бизнес об этом кричит на каждом углу. Москве с ее стройками и развитой сферой услуг рабочие руки нужны сильнее всех. В ретейле — от супермаркетов у дома до премиальных сетей — открыты тысячи вакансий.

Общественное мнение не склонно разбираться в деталях и однозначно направлено против «понаехавших гастарбайтеров». Нам не нравится, что они ходят толпой, навязывают свои правила, они вызывают тревогу и в толпе представляют опасность.

Но есть и другая сторона — мирная: пандемия закрыла границы, и число трудовых мигрантов в разы поубавилось. Может, оно и к лучшему? Сможем мы выжить без дешевой рабсилы?

Судимых все равно берем

Директор Денис не верил своему счастью. Он легонько ущипнул меня за руку, а потом себя.

— Это вы работать хотите? Честно говоря, неожиданно… Ну, добро пожаловать! — засмущался мужчина. — Всех берем: с диагнозом, сидевших, кривых, косых. Мигрантов особенно ждем — они сейчас на вес золота.

На вид Денису 35 — 40 лет. Мешки под глазами свисали на ободок маски. Засаленные волосы, из-под свитера торчит наушник, в котором фонит русский рок. Как я позже узнал, директор — мой ровесник, ему всего 27. Просто работа парня потрепала.

Собеседование прошло за полторы минуты.

— Где работал? Есть медкнижка? Когда готов заступить?

Директор сфоткал мои документы и отправил их кадровикам и эсбэшникам (СБ) — службе безопасности. Этот орган в ретейле играет роль беспощадного КГБ. Отсеивает нежелательных сотрудников (уголовников, должников с дикими просрочками по кредитам) и репрессирует работяг, если те что-то не так сделали.

— Эсбэшники могут устроить контрольную закупку или посмотреть по камерам любого магазина, кто чем занят. Если судимость погашена или статья легкая, то на работу все равно берем!

Я стал выведывать, отчего гастарбайтерам стали не милы московские магазины. Чтобы понять ответ, достаточно изучить условия работы (см. «Конкретно»).

Обо всех мифах и реальности профессии мне рассказали коллеги на неоплачиваемом обеде:

— Приезжие сейчас ушли курьерами работать. У них минимальная ставка 200 руб./час — это если вышел на смену и нет заказов. А так получают и по 100 тысяч в месяц, — вздыхали продавщицы.

Круглая сумма для курьера в Москве действительно реальна, о чем говорят многочисленные исследования этого рынка труда. Работа там тоже непростая: те же 12 часов на ногах, никаких отпускных и больничных, все шишки за помятую пиццу достаются тебе. Но хотя бы платят здесь и сейчас.

Набор обязанностей курьера ограничен. А в супермаркете продавец должен быть консультантом, грузчиком, мерчендайзером (расставляет товар), кассиром, немного уборщиком (если грязно, а штатная уборщица ушла) и охранником.

Смышленых не хватает

Мой первый рабочий день начался в 8.00. Директор Денис самоотверженно встал за кассу: сегодня на смену из восьми человек по штатному расписанию вышли трое и я — стажер. Приехала машина с молочкой, и мы с Айслу — юная казахская коллега — пошли разбирать товар.

Вообще наши супермаркеты — территория победившего феминизма. Дамы тут таскают те же 25-килограммовые упаковки товаров, что и мужики.

— Чаще девчонок за кассу сажаем. Но некоторые настолько альтернативно одарены, что лучше держать их в зале, — кивал Денис в сторону Айслу.

Та и не обижалась. Последний раз, когда ей дали поработать за кассой, она за час выложила пару лишних тысяч рублей сдачи, заблокировала терминал и накопила очередь с десяток человек, потому что не могла найти нужных конфет в списке.

Еще одна проблема нашего ретейла: катастрофическая нехватка смышленых работников. Кто поумнее, быстро становятся начальниками. Денис и полугода не проработал продавцом, прежде чем стать главным. Но и начальствовать тут не сильно выгодно. Поэтому низы не могут, а верхи из руководства сетей, очевидно, не хотят по корыстным мотивам поднимать зарплаты и искать таланты.

За каждым сотрудником закрепляют отдел. Мне дали стеллаж с консервами и разносолами. На нем примерно 250 позиций. Кажется, что за 12 часов работы ты все проверишь не по разу. Но это иллюзия: привезли товар — и надо разгружать, потом кончились мандарины — и пришлось срочно из коробок, полных гнилых плодов, отбирать получше на витрину…

Весь день тянется вереница курьеров. Магазины подписали выгодные контракты с сервисами доставки. Приходится еще и собирать заказы. За это не доплачивают. Только раздают нагоняй, если положил пепси вместо колы.

К холодам они возвращаются…

Самая опытная сотрудница Ольга в этой торговой сети экономкласса крутится уже 11 лет. Москвичка, квартира своя, работа у дома. Ее все устраивает.

— Главное, штрафов нет! Но ты не переживай, за косяки и нехватку выручки все равно с продавцов первых вычитают, — «подбадривает» наставница.

На что насмотришься на работе, так это на удивительные продовольственные корзины, которые собирают клиенты. Две полторашки крепкого пива и одинокий пакет «Вискаса». Десять батонов и тест на беременность. Хихикаю с непривычки…

Мне хватило одной рабочей смены, чтобы понять: завтра я на смену не выйду. Так что неприхотливые мигранты были для сетей спасением. Вернутся ли они?

— Сейчас холода наступят, курьером не так комфортно будет работать. Некоторые вернутся в магазины, — скрестив пальцы, говорил директор. — Перед Новым годом всегда работы невпроворот, и выплачивают небольшие премии…