От Манежки до фитнес-клубов

— Сам сталкивался с подобной оперативной работой?

— В 2011–2014 годах я работал в Центре по противодействию экстремизму. На это время как раз пришелся пик протестной активности. Это и националисты, и террористы, и митинги Навального. Там эти методы работы, о которых мы говорим, используются широко, как вы понимаете. Так что да, у меня такой опыт работы тоже есть.

— В качестве кого выступал, на чьей стороне?

— Например, в декабре 2011 года была годовщина драки на Манежной площади. Мне тогда было 26 лет. Как у любого молодого человека, у меня была спортивная одежда, кроссовки. Это тот стартовый набор, с которым я мог сойти за такого националиста-карлана (молодой националист, недавно вступивший в соответствующую группировку. — «МК»). Этим я и занимался.

Валиулин Тимур Самирович
Смешная история тогда, помню, получилась. Собираются с двух сторон нацики с целью повторить Манежку и «борцухи», чтобы осадить первых. Вот стою я на Манежке в то время еще с начальником Центра по противодействию экстремизму генералом Тимуром Валиулиным (на данный момент начальник Главного управления по противодействию экстремизму МВД России. — «МК»). К нам подходит замглавы ГУВД Москвы (в то время это был Виктор Голованов), здоровается с Валиулиным, и я ему тоже здравия желаю. Он мне в ответ: «А ты почему так одет?» А Валиулин ему за меня в ответ: «Внедряемся. Он — к нацистам, а я — в противоположный лагерь».

— А Штирлиц хоть раз был близок к провалу?

— Нет. Во-первых, я действительно занимался этой темой, вращался в определенных кругах, заводил необходимые знакомства. Грубо говоря, я знал, что надеть, как и о чем говорить, как действовать, чтобы сойти за своего среди тех же националистов. Лично, например, был знаком с Марцинкевичем, более известным как Тесак.

Кроме того, страничка в социальной сети была полностью законспирирована под националистическую: и аватарка с Гитлером, и «правильный» набор групп, друзей и т.д. В 2011 году с социальными сетями много любопытного было. Например, в то время некоторые участковые умудрялись даже заработать на теме экстремизма.

— Это как?

— Я только пришел в Центр по противодействию экстремизму из уголовного розыска. Получаю свое первое задание по внедрению. А дело вот в чем. В 2011 году в МВД вводили различные инновации. Например, в каждом отделении должен был быть участковый по линии профилактики экстремизма. Его освобождали от безумного количества заявлений от пенсионеров, и к зарплате в 25 тысяч организация «Офицеры России» доплачивала еще 25 тысяч. Для того времени это была неплохая зарплата.

И один участковый в Ясеневе с целью повысить показатели собственной работы создал группу ВКонтакте, которую назвал «Правые силы Ясенево, объединяйтесь!» Ну и начали карланы слетаться, мол, «гастарбайтеры надоели», «русские, вперед!».

В основном в группу вступали школьники, которые сидели под своими реальными именами. И этот участковый, он же администратор группы, легко «пробивал», а после наведывался к ним домой. В общем, деньги зарабатывал и статистику повышал, пока на него не вышел какой-то очень подозрительный тип, предложивший объединиться. Участковый тогда испугался, что это автономная ячейка сопротивления, и доложил руководству. В итоге прислали меня. Я проверил информацию, этот тип оказался политическим клоуном.

— А свои на митингах забирали?

— Было такое пару раз, чуть не забирали в толпе. Помню, был на Арбате оппозиционный митинг абсолютно всех мастей. Я шел в колонне с националистом Дмитрием Демушкиным. Вдруг они откалываются и шуруют на Киевскую площадь бить кавказцев. Я иду вместе с ним, руки вскидываю, кричу: «Русские, вперед!» — чтобы внедриться. И вдруг начинается жесткое «винтилово». Я тогда прижался к стене, и меня не взяли. Может, у меня на лице написано «полиционер». Вообще на такие случаи есть ксива… Но и она не всегда помогает, просто не успеешь достать.

Например, среди оппозиционеров вызвало бурю радостных эмоций видео, на котором известнейшего опера по борьбе с экстремизмом Алексея Окопного полицейские дубасят, а он закрывается руками….

— При расследовании каких видов преступлений так же часто приходится перевоплощаться?

— Наркотики. Помню, как-то на заре своей карьеры ловил сбытчика наркотиков. Было известно, что он продавал их с рук на крыльце одного московского фитнес-клуба. Закладок в те времена не делали. Я тогда спортом активно занимался, накачанный был. Ну мне говорят: давай, снимай футболку и ходи «свети» бицухой на ресепшен. Вот я так и ходил светил, протеиновые коктейли попивал. А по факту ходил и наблюдал за обстановкой… На самом деле таких историй вагон. Это было золотое время в моей полицейской карьере. В уголовном розыске и в Центре по противодействию экстремизму была очень интересная, насыщенная работа.

МК