На советской эстраде несколько десятилетий царила лишь одна национальность.

Марьян БЕЛЕНЬКИЙ — литератор, переводчик, журналист, артист разговорного жанра. Именно он — автор образа и монологов тети Сони, который на эстраде блестяще воплотила Клара НОВИКОВА. С 1991 года Марьян Давидович живет в Израиле, но связи с Россией не теряет.

— Марьян Давидович, вы утверждаете, что советский юмор был еврейским и советская массовая песня была еврейской…

— Могу еще раз это повторить. В основе советского юмора лежит шолом-алейхемовский посыл «Мне хорошо, я сирота». Немногие представители нацменьшинств на эстраде, в данном случае это русские, такие как Трушкин, Коклюшкин, Задорнов, подделывались под тот же стиль: «Ой, как нам плохо!» Кстати, в самом Израиле Шолом-Алейхем далеко не самый популярный писатель. Юмор там совсем другой.

— Давайте о советской песне. Как вы написали: «Много песен над Волгой гремело, но напев был у песен не тот». Правильный напев был…

— …у братьев Покрасс, Матвея Блантера, Исаака Дунаевского, Сигизмунда Каца, Александра Цфасмана, Леонида Утесова, Марка Бернеса, Аркадия Островского, Оскара Фельцмана, Марка Фрадкина, Яна Френкеля, Владимира Шаинского, Яна Гальперина, Аркадия Хаславского… И это далеко не полный список.

«Русское поле». Слова Инны Гофф, музыка Яна Френкеля, исполняет Иосиф Кобзон в сопровождении оркестра Всесоюзного радио под управлением Вильгельма Гаука. Музыкальный редактор радиопередачи «С добрым утром!» Лев Штейнрайх.

Советская эстрадная песня начиналась с народных еврейских мелодий. Вспомните хиты Утесова «Держи фасон» и «Дядя Эля». И товарищу Сталину это нравилось! Утесов принимал участие во всех новогодних концертах в Кремле с участием Иосифа Виссарионовича. Вождь часто просил повторить песни.

— Товарищ Сталин любил еврейские песни?!

— Не еврейские, а советские. Но которые были созданы под сильным влиянием. Интересно, что хасидские мелодии в Израиле человек русской культуры узнает с ходу. Это блатняк, или, как сейчас говорят, «русский шансон». Правда, тексты другие. Как-то раз я спросил известного музыковеда, доцента Киевской консерватории Владимира Матвиенко: «Чем объяснить, что весь блатной фольклор поется на одну мелодию?» Он ответил: «Все русские композиторы тащили из болота бегемота. Блатняк — это энергия, с которой бегемот шлепается обратно в болото». Сталин, безусловно, был любителем блатного фольклора. Он ведь и сам по молодости промышлял бандитизмом — крышевал нефтепромыслы в Баку.

— Недавно в газете «Взгляд» вы опубликовали анализ советской эстрады, который вызвал большой резонанс. Вы  пишете, что русские в Израиле очень удивляются, услышав в синагоге кантора (хазана), который славит Господа на мотив «Соловьи, соловьи, не тревожьте солдат». Простите, но ведь автор песни русский — Соловьев-Седой. Что вы хотите сказать?

— Ничего. Только то, что это популярный канторский распев с XIX века

Нам своих нужно устраивать

— Давайте еще раз вспомним, кто царил на эстраде в 50-х.

— Для молодых эти фамилии вряд ли что-нибудь скажут, кроме, возможно, Аркадия Райкина. Дыховичный и Слободской, Масс и Червинский, Виккерс и Каневский, Миронова и Менакер, Миров и Новицкий, Виктор Ардов, Александр Израилевич Шуров (куплетист, партнер Рыкунина); основатель Московского театра миниатюр Владимир Соломонович Поляков; авторы Райкина Марк Азов и Владимир Тихвинский…  Впрочем, в семье не без урода. Как-то затесался в эту компанию Николай Смирнов-Сокольский. Единственный райкинский автор — не еврей, который мне известен, — это Синакевич.

— 60-е…

— В 60-х годах через передачу «С добрым утром!» отдела сатиры и юмора Всесоюзного радио в советскую эстрадную юмористику пришло новое поколение: Горин, Арканов, Измайлов, Лившиц и Левенбук. 70-е — Хазанов, Шифрин, Клара Новикова. В Питере начали писать Семен Альтов и Михаил Мишин.
На телевидении появились передачи «Веселый мажордом», «Терем-теремок», которые, как говорят, закрыли из-за обилия лиц некоренной национальности среди авторов и актеров.

У истоков КВН стояли три еврея: режиссер Марк Розовский, врач Альберт Аксельрод, ведущий первых КВН, актер Илья Рутберг (отец Юлии). Вы будете смеяться, но первый советский телевизор КВН-49 тоже придумали три еврея: Кенигсон, Варшавский, Николаевский.

— Теперь 70-е годы.

— Их я уже застал. Куда бы я ни приходил, «на юморе» везде сидели евреи — концертные администраторы, режиссеры, редакторы рубрик юмора в радиопередачах, авторы, актеры, кассиры. В Киеве был еще украинский юмор, который писали украинские авторы и исполняли украинские актеры. А в Москве в те годы господство евреев в этом жанре было почти стопроцентным. Я не даю оценок этому явлению, я лишь констатирую то, чему был свидетелем. Единственный еврей в заполярном городке Лабытнанги, куда нас привезли на гастроли, оказался администратором местной филармонии по фамилии Островский. Это о нем ходила легенда:
«В далекий северный город с единственным концертом приезжает Рихтер. По окончании концерта Островский вручает ему билет… в плацкартный вагон. Двое суток до Москвы.
— Простите, я ведь все-таки Рихтер, — возмутился великий музыкант.
— Ай, не морочьте голову. Рихтеров много, а Островский один».
Помню, еще в 80-х я подошел к Лиону Измайлову — я, мол, эстрадный автор, возьмите меня в концерты. Он посмотрел на меня, как на таракана: «Нам своих нужно устраивать». Своих? Но я ведь -тоже еврей и тоже автор… Он имел в виду московских.
Все это напоминало детскую игру: члены одной команды крепко берутся за руки, другой — пытаются эту оборону прорвать. Прорвать мало кому удавалось.