— Лет десять назад такое было невозможно. Что, по-твоему, стало причиной клерикализации?

— Я никак не мог предполагать, что меня как-нибудь коснется этот закон. Я родился и получал образование во времена СССР, а тогда такого не было. Да и кто мог представить, что будет? Мне всегда странно слышать упреки от так называемых «верующих» в том, что я и мне подобные предаем наших предков, наше Отечество, нашу историю. Да, я родился в Советском Союзе, где не было господства никаких религий: хочешь — верь, хочешь — нет. И даже после крушения Союза еще долгое время религия была личным делом граждан.

И вот вдруг мне говорят, что тысячу лет назад наши предки сделали какой-то «цивилизационный выбор» в пользу византийского христианства. Откуда я знаю, как они делали этот выбор? Может быть, под огнем и мечом? Может быть, за них это сделали князья, которые руководствовались своими корыстными целями? Говорят, в ходе христианизации Руси погибли несколько миллионов человек. Никто не знает достоверно ту «историю». Возможно, она придумана теми же церковниками и все было вовсе не так.

И вообще, все бежит, все меняется. Если они сторонники средневековой старины, почему сами разъезжают на «Мерседесах», а не на гужевых повозках, ходят в лакированных итальянских туфлях, а не в лаптях, в красивых костюмах за 200 тыс. рублей, а не в косоворотках изо льна? От них они почему-то отказались, а от идейных пережитков, которые полностью опровергаются современными научными данными и вообще прогрессивной мыслью человечества, нет. Да пожалуйста, но при чем тут я? Кого я предал? Я никогда не рождался в сугубо архаичной православной Руси, у меня своя жизнь, своя реальность. Так что пусть все упреки «верующие» оставят себе.

Лично меня эта история не сломила. Если я еще раз столкнусь с навязыванием чужой религии и заблуждений, то постараюсь поставить оппонента на место, по возможности корректно. Нужно всем властям предержащим объяснять, что Основной закон один и для всех. А то получается, что перед законом все равны, но некоторые категории граждан — ровнее. Это что за сегрегация, что за привилегированные слои общества, на каком основании? Хотели создать общество равных прав, а создали его противоположность. Это откат в далекое прошлое. Народ России и так за столетия настрадался. Так куда еще? Зачем на голом месте плодить репрессивные законы? Неужели в стране побеждена преступность, коррупция, бедность? Неужели больше нечем заняться государственным мужам?

— Как жертва доноса что можешь посоветовать тем, кто на просторах интернета тоже порой опрометчиво ведет «информационную войну» против клерикализации?

— Опрометчиво на просторах интернета ведут переписку только под влиянием эмоций, как было в моем случае. Конечно, желательно уметь держать себя в руках, не поддаваться на провокации и следить за языком, чтобы, когда дело будет рассматриваться в суде, не было стыдно за свои эмоциональные порывы. Да, все мы крепки задним умом.

Но когда тебя по-всякому обзывают вчерашние школьники лет на двадцать младше тебя, трудно сдержаться. Кто же знал, что в этой стране стоит объявить себя «верующим» — и вся карательная система по стойке смирно станет на твою сторону? А если кто-то объявляет себя Наполеоном или Леонардо ди Каприо, значит, они тоже таковыми являются? Прежде чем врываться ко мне с обыском, они бы проверили, действительно ли «пострадавшие» являются «верующими» и во что? Но нет, оказалось, достаточно просто кому-то сказать, что он обиделся.

Конечно, знай я наперед, что все так обернется, никогда бы не стал вляпываться в подобную историю. Но все равно считаю, что всяких ПГМщиков (ПГМ – «православие головного мозга», термин, расхожий в атеистической среде — ред.) и прочих религиозных мракобесов всегда нужно ставить на место. Хоть в интернете, хоть в непосредственном общении. Но, конечно, для этого нужно быть хорошо подготовленным. Хорошо знать их же религиозные книги, умело пользоваться цитатами оттуда, быть подкованным в научных данных, обращаться к всемирно признанным философам-антиклерикалам. Это хорошо получается у Александра Невзорова. Он задел в сотни раз больше «верующих», но его никогда не будут судить, потому что он все делает аккуратно. Нам нужно учиться у него, если мы хотим вести словесные баталии с «верующими».

— А если рассуждать не только об индивидуальной модели поведения, а об атеистах и агностиках вообще – что необходимо делать, чтобы не оказаться «человеком второго сорта»?

— О да, о том, как делают «человеком второго сорта», я знаю не понаслышке! Ведь я «металлист», а нас всегда считали «людьми второго сорта», «трудными подростками», «кошкодавами», «сатанистами» и «наркоманами»! Мне это не впервой.

Что делать, чтобы такого не происходило? Точно сказать не могу. На мой взгляд, нужно сплотиться, проявлять солидарность. Я не говорю о каком-то организационном, формальном единстве, это лишнее. Но раз сейчас в стране такая ситуация, нужно помнить: если кого-то тронули, то значит, и до тебя рано или поздно доберутся. Принцип должен быть такой: тронули одного — тронули всех. Ну нельзя в XXI веке позволять, чтобы людей унижали, выгоняли с работы, лишали источников дохода и так далее только потому, что у человека длинные волосы, он слушает музыку, которая далеко не всем понятна, и имеет отличные от «верующих» взгляды на жизнь. Это личное дело каждого, частная жизнь неприкосновенна. Так почему они в нее лезут?

Мы же не проводим пикеты о запрете крестных ходов по городу? Почему мы, неверующие, должны терпеть, как из-за кучки народа, которая имеет своего воображаемого друга, перекрывают улицы, а мы вынуждены проезжать в обход, опаздывая по своим делам? А почему они вправе запрещать нам слушать музыку, которая нам нравится? Непонятно. И с этим надо бороться.

— Как конкретно?

— Ну получается же у москвичей не допускать строительство храма в парке Торфянка, в том месте, где местные жители этого не хотят, получается отражать атаки «верующих». Но, повторюсь, я бы не хотел ничего такого специально. Куда лучше встречаться в клубах и на концертах, хорошо проводить время вместе и слушать музыку. Нас вынуждают стать активистами, чтобы мы вышли на улицы, с кем-то боролись. Не понимаю, кому все это надо. Отстаньте от нас, не замечайте, и все. Мы вам не мешаем, и вы нам не мешайте.

— А если не отстанут? Есть ли мысли об иммиграции? По сути, 148 статья — политическая, а ты — преследуемый за политические взгляды, и получить политическое убежище будет не так уж сложно.

— Да, статья политическая. Мне уже предлагали покинуть страну мои знакомые, живущие в Германии и Норвегии. Если будет очень, очень плохо, то тогда — да. А так я еще здесь повоюю, на своей земле! Это наша страна, а не только их. По словам тех же «православных активистов», настоящих православных в России всего 5%, так о каком православном государстве они нам талдычат? Противоречат сами себе, а чиновники и депутаты пляшут под их дудки.

— Как думаешь, есть ли у России нормальное, цивилизованное, европейское будущее?

— Это вопрос к футурологам. Мне сложно на него ответить. Лично я жду зомби-апокалипсис.

* Если вы сочувствуете Виктору Краснову, можете перечислить ему денежные средства на номер КИВИ: +79283097775

Также можете подписать петицию за прекращение его уголовного преследования.

Znak