Основной мишенью индуистских экстремистов является мусульманская община, которую преследует страх перед повторяющимися общинными беспорядками, унесшими жизни тысяч мусульман и индуистов с момента обретения Индией независимости. Во время вспышки насилия в Гуджарате в феврале 2002 года, когда многие жертвы были сожжены заживо или расчленены, в то время как полиция и государственные органы БДП либо стояли рядом, либо присоединились к нападавшим. У толпы были с собой списки домов и предприятий, принадлежащих мусульманам — информация, которую они могли получить только из правительственных источников.

Отношение властей к преступлениям

После резни государственные чиновники БДП препятствовали расследованию. В громком деле о «пекарне» судья отклонил обвинения против двадцати одного обвиняемого в поджоге принадлежащей мусульманам пекарни, убийстве и ранении ее владельцев, поскольку главный свидетель, девятнадцатилетняя девушка, заявила, что не может опознать ни одного из нападавших. Позже она рассказала прессе, что «дала ложные показания после того, как местные индуистские политики неоднократно угрожали ее семье, и после того как пришла к выводу, что прокуроры, которые даже не пытались встретиться с ней до суда, не стремились получить обвинительных приговоров». 12 сентября 2003 года главный судья Верховного суда Индии выразил свое отвращение к этой ситуации, публично заявив, что у него «не осталось веры в обвинение и правительство Гуджарата».

После вспышки насилия в штате главный министр Гуджарата Нарендра Моди, член БДП, призвал своих сторонников «преподать урок» тем, кто «верит в умножение населения», имея в виду мусульман. Другие чиновники «Сангх Паривара» были еще более откровенны в своих угрозах. Президент ВХП International Ашок Сингхал назвал бойню в Гуджарате «успешным экспериментом» и предупредил, что она повторится по всей Индии. После победы БДП на выборах в Гуджарате в декабре 2002 года, Генеральный секретарь Вишва Хинду Паришад Правин Тогадия заявил: «Все противники «хиндутвы» получат смертный приговор, который будет исполнен народом. Процесс формирования индуистского правления в стране начался с Гуджарата, и ВХП проведет гуджаратский эксперимент в каждом уголке страны».

Рост насильственного индуистского национализма угрожает толерантным традициям Индии и плюралистической демократии. Если религиозный экстремизм будет продолжать расти, он, как мы знаем из истории, начнет влиять на демократию, экономику и внешнюю политику Индии.

Четыре попытки запрета деятельности организации

Деятельность РСС была четырежды запрещена на территории Индии. Первый раз это произошло еще до обретения Индией независимости, в провинции Пенджаб (Британская Индия) 24 января 1947 года Маликом Хизаром Хайятом Тиваной, премьером правящей юнионистской партии. Партия представляла интересы землевладельцев и помещиков Пенджаба, в которую входили мусульмане, индусы и сикхи. Наряду с РСС была запрещена и мусульманская Национальная гвардия. Запрет был снят 28 января 1947 года.

Второй раз РСС была запрещена после того, как 30 января 1948 года Натхурамом Годзе, радикальным индуистским националистом и членом РСС, был убит Махатма Ганди. РСС утверждает, что он вышел из организации за два года до совершения убийства. После этого события Голвалкар и ещё 20 000 членов РСС были арестованы. Министр внутренних дел Индии Сардар Патель запретил деятельность РСС.

Голвалкар оспорил запрет деятельности РСС с помощью сатьяграхи, начатой 9 декабря 1948 года в Дели. Историческая ирония здесь в том, что сатьяграха была придумана Махатмой Ганди как форма и философия мирного протеста, выражающая идею того, что ненасилие — это сила, которая может превратить противников в друзей и решить проблемы несправедливости и угнетения.

Окончательно запрет на деятельность РСС был отменен только в июле 1949 года, после того как РСС официально присягнула на верность Конституции Индии. РСС обязалась соблюдать полную прозрачность своей деятельности и ограничиться только культурной работой.

Третий раз РСС была запрещена вместе со многими другими организациями и партиями в 1975 году, когда премьер-министр Индии Индира Ганди ввела в стране чрезвычайное положение. Запрет был снят в 1978 году.

Четвертый раз РСС была запрещена после событий в Айодхье в 1992 году, когда организованная группа индуистов разрушила мечеть Бабри после проведения национального ралли в пользу возвращения индуистам участка земли, на котором стоит мечеть.

Судебное разбирательство длиной в 134 года

Спор об этом участке уходит корнями глубоко в века. Начало конфликта было положено в XVI веке, когда император Бабур построил мечеть Бабри на месте индуистского храма бога Рамы. Предполагается, что Рама родился именно в этом месте. Судебное дело вокруг спора между мусульманами и индуистами за право обладать территорией храма тянулось почти 134 года и пережило уход Британской империи из Индии, разделение индийских территорий на Индию и Пакистан, создание демократической республики, чрезвычайную ситуацию, введенную в стране Индирой Ганди, выход Индии в космос, создание ядерного оружия и экономический кризис 1991 года.

В 2019 году Конституционный суд Индии вынес окончательное решение по вопросу о владении спорным участком и передал его индуистам для строительства храма Рамы. Работы должны были начаться в июне 2020 года, но по понятным причинам их начало откладывается. РСС оставалась под запретом с 1992 по 1995 год.

Можно ли запретить деятельность экстремистов, пока они у власти?

Призывы к запрету организации звучали и позже. В 2016 году генеральный инспектор штата Махараштра в отставке М. С. Мушриф выпустил книгу воспоминаний о своей работе в полиции под названием «Кто убил Каркаре? Настоящее лицо терроризма в Индии». На презентации книги он высказался следующим образом: «РСС должна быть немедленно запрещена. Она является террористической организацией № 1 в стране». Петиция на сайте change.org с обращением к правительству США с просьбой об объявлении РСС террористической организацией сегодня насчитывает более 100 000 подписей.

Однако говорить всерьез о запрете или ограничении деятельности РСС, в то время как БДП находится у власти, не приходится. Многие высокопоставленные должностные лица БДП являются сотрудниками РСС.

На национальном уровне БДП продвигает идеологию «хиндутвы» через пропаганду, манипулирование культурными институтами, подрыв законов, защищающих религиозные меньшинства, и минимизацию или оправдание индуистского экстремистского насилия. На уровне штатов функционеры партии неоднократно подстрекали и даже участвовали в таком насилии. Примечательно, что премьер-министр Нарендра Моди никогда публично не комментирует инциденты гендерного, межрелигиозного или коммунального насилия. Многие воспринимают его молчание как своеобразный карт-бланш для подобных действий.

Партия БДП назначает школьных чиновников, которые изменяют учебники и учебные программы, дабы подчеркнуть значение индуизма; они также требуют, чтобы индуистские тексты преподавались во всех школах. Кроме того, последователи «Сангх Паривар» назначаются на ключевые посты в автономных органах, таких как «Прасар Бхарати», которая контролирует официальные средства массовой информации, Национальную корпорацию развития кино, Индийский совет исторических исследований и Национальный книжный фонд.

Религия как основание для предоставления гражданства Индии

12 декабря 2019 года администрация Моди добилась принятия акта поправок к закону «О гражданстве». Согласно этому закону, впервые в Индии религия является основанием для предоставления гражданства. Закон специально ускоряет рассмотрение ходатайств о предоставлении убежища немусульманским нелегальным иммигрантам из соседних мусульманских стран — Афганистана, Бангладеш и Пакистана. Измененный закон «О гражданстве», вкупе с настойчивым стремлением правительства к общенациональному процессу проверки гражданства через Национальный регистр населения (НПР) и предлагаемый Национальный регистр граждан (НРК), направленный на выявление «незаконных мигрантов», привели к опасениям, что миллионы индийских мусульман, включая многие семьи, жившие в стране на протяжении многих поколений, могут быть лишены своих гражданских и избирательных прав. Трудность любой проверки документов в Индии состоит в том, что значительная часть населения не имеет никаких документов в принципе — в силу необразованности, сельского образа жизни, утери документов во время многочисленных природных катаклизмов.

Сегодня РСС является крупнейшей в мире добровольной некоммерческой организацией. Ее лидер Мохан Бхагват обеспечен государственной охраной — за его безопасность отвечают 60 командос из Центральных вооруженных полицейских сил Индии, штаб-квартира РСС в Нагпуре находится под постоянной охраной, а для его передвижения по стране предоставлен бронированный автомобиль.

Удержится ли Индия от превращения в индуистское государство, по аналогии с мусульманским Пакистаном, или сможет остаться секулярной демократической страной, какой ее видели Джавахарлал Неру и Махатма Ганди — покажет будущее.