Модерируемое с Украины сетевое объединение «ЭНО» уже второй раз попадает в прицел СМИ в связи с причастностью к терроризму в России. Но известно о нем по-прежнему немного.

Как сообщила 2 апреля пресс-служба ФСБ, «в городе Барнауле задержан местный житель, гражданин РФ, 2000 г.р., планировавший по заданию т.н. куратора «ЭНО» из Украины совершить акции «прямого действия», направленные на устрашение местного населения, в том числе выходцев из Центрально-Азиатского региона, в отношении объектов массового скопления мусульман, а также органов государственной власти».

Наивный юноша со взрывчаткой

Задержанного в городе знают. Известный барнаульский журналист, а по совместительству глава местного отделения «Другой России» Евгений Берсенев написал в тот же день в Facebook: «Зовут этого персонажа Макар. Он, если не ошибаюсь, из поселка Сибирский (как уточняют в комментариях к посту, речь идет про ЗАТО Сибирский. — Авт.). Я несколько раз видел его на молодежных политизированных тусовках. Помню, он приходил все время в костюме, правда, без галстука. Говорил что-то редко, чаще молчал и слушал. Такой благообразного вида паренек. Весной 2020-го я с ним поспорил в соцсети на исторические темы, косвенно затрагивая темы межнациональных отношений. Он тогда вроде никаких радикальных идей не излагал, просто выставлял себя защитником русских. Содержание спора не помню, потому что никаких свежих мыслей и эксцентричных идей Макар не высказывал. Спор был в сети «ВКонтакте» в каком-то паблике, по-моему. Я счел Макара сильно недалеким персонажем и таким конформистом-мыслителем, который любит «думать мысли», приятные его сознанию».

Действительно, на опубликованной сразу же после задержания видеозаписи допроса парень отнюдь не радикального вида (длинные волосы, наивное лицо). Однако, активная миграция из Средней Азии на некоторых радикалов с неокрепшим сознанием действует, как красная тряпка для быка. В соседнем Новокузнецке, например, в 2013 году массово протестовали против попыток таджикской общины «Абдурахмон» возвести на участке в 2,5 га мечеть «с самыми высокими в Кузбассе минаретами» (притом что в этом районном центре уже есть две мечети).

«В районе двух-трех лет тому назад я услышал про организацию «Этническое национальное объединение», — говорит задержанный на допросе. — В организации присутствует деление на агитационную ячейку и радикальную. Организация расположена территориально на Украине. Я предпринял попытку вступить в радикальную ячейку организации. Я связался с координатором, он выдал ряд заданий. Первое задание было — сфотографировать, провести разведку на местности объектов — точек торговли, принадлежащих лицам неславянской внешности. Я это задание выполнил. Последующим заданием было провести уничтожение объектов. Способы были выборочны для каждого — можно было провести поджог, либо, например, подрыв. Хотел выбрать себе цель — подрыв мечети барнаульской».

Как говорится в пресс-релизе ФСБ, «в ходе проведенных по местам его проживания обысков изъято взрывчатое вещество, инструкции по изготовлению СВУ… а также средства коммуникации, содержащие фотоматериалы разведки объектов преступных посягательств, направленные им украинскому «куратору». В связях с «ЭНО» подозревали и Евгения Манюрова, 19 декабря 2019 года устроившего с охотничьим карабином «Сайга» настоящий бой у главного здания ФСБ в Москве, в ходе которого, по официальной информации Следственного комитета, «один сотрудник ФСБ погиб, еще пять человек, в том числе одно гражданское лицо, получили ранения различной степени тяжести». На следующий день скончался один из раненых «лубянским стрелком» сотрудников ФСБ, ранее в тяжелом состоянии доставленный в больницу.

22 декабря 2019 года петербургское интернет-издание «Фонтанка» написало со ссылкой на свои анонимные источники: «Известно, что уже через пару часов, как хаос после нападения сошел на нет, IT-специалисты госбезопасности вскрыли удаленные аккаунты застреленного их коллегами 39-летнего Евгения Манюрова. Они нашли там прямую связь с непонятной им до этого момента украинской организацией «ЭНО».

Но, насколько известно, развития и подтверждения эта тема не получила.

Тактика «одиноких волков»

«ЭНО» официально не подтвердила принадлежность к ней ни «лубянского стрелка», ни «барнаульского подрывника». Вернее, организация просто сообщает через свой Telegram-канал и паблики в соцсетях, что не располагает точной информацией, состояли ли в ней такие люди. Например, по поводу Манюрова «ЭНО» официально заявило: «Был ли такой участник в ЭНО или нет, мы не можем сказать». Что касается второго случая, заявление было следующим: «В Барнауле был задержан предположительный участник Этнического Национального Объединения (предположительный, так как ячеек в данном городе мы не имели, а города автономных участников мы не собираем)».

Но между первым и вторым заявлением есть важное отличие. По поводу Манюрова «ЭНО» заявило 22 декабря 2019 года: «ЭНО никоим образом не связана с организацией данного «теракта». ЭНО не организовывала и не планировали данный «теракт» или подобные им акции». И еще раз, 23 декабря 2019-го: «Мы — не террористы». По поводу задержанного в Барнауле — уже другое: «Стоит уточнить, что методы борьбы, которые «подозреваемый» описывает в показаниях, мы полностью поддерживаем и продолжим делать все возможное, чтобы продолжить их осуществление».
Может быть, разница в жертвах террора (в одном случае, что подчеркнуто, «Этническое Национальное Объединение никогда не будет терроризировать свой народ», в другом — мигранты), но, скорее всего, речь в сменах ориентиров организации.

Последнее из процитированных заявлений было опубликовано 2 апреля в 16:17, а через две минуты, в 16:19, был выложен анонс лекции, содержание которой было изложено следующим образом: «Зачем нужны радикальные акции и что такое «прямое действие». Поиск объекта акции, подготовка и планирование. Способы реализации акций радикального типа». Интересно, что анонс лекции был проиллюстрирован картинкой некоего здания, из окон которого вырывается пламя.

Сама лекция прошла вечером 3 апреля в текстовом режиме в специально созданном для этого отдельном Telegram-чате, собравшем на пике аж 440 участников. Цитировать лекцию не стоит, иначе получится просто распространение инструкций для потенциальных террористов, но можно вкратце ее пересказать с комментариями.

Начинается все с изложения принципиальной позиции «ЭНО» о том, что любая легальная деятельность, например, марши или митинги — это бесполезно (просто выхлоп энергии в никуда) и даже вредно (потому что силовики выявляют всех участников и берут на учет).

При этом нельзя не заметить, что лектор откровенно «плавает» в деталях. Например, он приводит в качестве примера «Русские марши», по его словам, «в начале 2000-х набравших популярность в России». Но первый «Русский марш», как известно, прошел в Москве 4 ноября 2005 года. Это никак не «начало 2000-х».

В качестве альтернативы этому лектор предлагает деятельность известных в свое время в России неонацистов Дмитрия Боровикова и Максима Базылева, выступавших за создание законспирированных вооруженных групп и организованный террор.

Но тут опять-таки нестыковка. Хорошо известно, что Базылев в 2004 — 2007 годах не просто открыто поддерживал легальные уличные акции, но и участвовал в них (начиная с пикета 2004 года у посольства Чехии и пикетов в поддержку выдвигавшегося в Государственную Думу Владимира Квачкова в 2005 году), причем на некоторых даже выступал с мегафоном (например, на том же пикете в поддержку Квачкова на митинге Национал-социалистического общества и Партии защиты Российской Конституции «Русь» 26 мая 2007 года в Москве, причем снимал его там также приводимый «ЭНО» в качестве образца Максим Марцинкевич). Фотографии и видео с этих акций еще можно найти в Интернете. Более того, Базылев открыто поддерживал проведение «Русского марша» 4 ноября 2007 года, призывая всех через свои интернет-ресурсы участвовать в шествии.