До второй половины 20-го века «pacизм» являлся реальной проблемой в Америке. Однако движение за гражданские права в 1960-е гг. привлекло внимание к этой проблеме. Мирные протесты Мартина Лютера Кинга определили четкое направление движения и его высокие моральные принципы. Евреи и негры добились большого прогресса. В результате предубеждение против людей с другим цветом кожи стало социально неприемлемым. Это стало табу — и это было неправильно.

Потом, в течение нескольких лет после этого левые захватили руководство движением и, как все, что они делают, извратили его идеи. В соответствии со своим лозунгом — «не дать кризису (или возможности) пропасть даром» — они превратили антифашистскую еврейскую цель еще в одно мероприятие по продвижению идей марксизма.

Движение за «разнообразие» (diversity) возникло в 1990-х гг. и pacпространилось на всю страну. И бизнес, и правительство поддержали его. Оно учит нас принимать наши pacовые, культурные и этнические различия, но не политические различия. Фактически нас поощряют к тому, чтобы подчеркивать наши различия, а не общие черты. Это неизбежно вело к возведению, а не разрушению границ между нашими культурами. Разве заправилы «разнообразия» не понимали, что их идеология приведет к таким результатам, или им было все равно? Мы больше не принимаем «плавильный котел» — ассимиляцию различных культур, религиозных, этнических и других ценностей. Мы принимаем культурные сообщества внутри сообществ — сегрегацию. В этом году в ряде колледжей прошли раздельные выпускные церемонии. В одной из школ в Атланте даже введено разделение классов по pacам. И все это сделано не злодеями — крайне правыми ненавистниками, а прогрессивными левыми.

Левые также создали «индустрию жалоб» в целях обогащения и получения власти. Достаточно лишь понаблюдать за махинациями так называемых «лидеров гражданских прав» — Эла Шарптона и Патрис Каллорс, чтобы увидеть, что их цель не борьба с pacизмом, а деньги и мошенничество. Они вымогают деньги у предприятий и частных лиц, угрожая им протестами и бойкотами. Г-жа Каллорс собрала более $900 млн со своей организацией BLM и приобрела несколько роскошных домов. Национальная сеть действий — благотворительная организация, которую основал Эл Шарптон, ежегодно выплачивает своему создателю более одного миллиона долларов. Эти лидеры держат наготове армию активистов, готовых поддержать их бизнес, разжигая pacовую ненависть.

BLM возбудили миллионы людей, заявив, что трудные условия жизни чepных районов возникли не по их вине. Они просто жертвы «белой» системы, настроенной против них. Непропорционально большое число чepнокожих находится в тюрьмах не потому, что они принимали плохие решения, а потому, что против них настроена белая система правосудия. Таким образом, все чepное сообщество освобождается полностью от какой-либо личной ответственности.

В прошлом году индустрия жалоб представила нам проект 1619. Его рекламировали в газетах и в классах по всей стране. Идея проекта 1619 состоит в том, что наша страна была основана не в 1776 г., а в 1619 г., когда в Америку прибыли первые рабы. В соответствии с проектом 1619 Америка была основана не на принципе равенства для всех, а на принципе угнетения негров в интересах богатых землевладельцев. Проект утверждает, что Америка была основана на принципе зла и должна вечно нести эту вину.

Критическая pacовая теория учит наших детей тому, что все граждане европейского происхождения пользуются «привилегиями бeлых». По сути, они pacисты по своей природе из-за генетического сходства с давно умершими угнетателями. Наши системы pacистские. Наши институты pacистские. Любой человек с определенным цветом кожи — pacист.

Однако индустрия жалоб имеет роковой изъян. Как и все слова, значение слова «pacизм» при злоупотреблении становится бессмысленным. Если все pacистское, то нет ничего pacистского. В прошлом году левые заявили, что все люди со светлым оттенком кожи являются pacистами и должны постоянно извиняться за свою вину. Наши государственные учреждения — pacистские. Статуи должны быть удалены, потому что они отражают «бeлую привилегию» — даже статуи тех людей, которые боролись против рабства. Здания должны быть переименованы, если они названы в честь тех личностей, которые пользовались «бeлой привилегией».

В Мэдисоне, штат Висконсин, левые только что объявили pacистским — камень! Камень, который даже не имел никакой надписи. В его названии не было ничего pacистского. Но он должен был быть удален, потому что само его присутствие на территории университетского кампуса им кажется оскорбительным. Даже неодушевленный предмет стал pacистским только потому, что кто-то упомянул его в газетной статье почти 100 лет назад. Люди, системы, учреждения, здания, статуи, а теперь даже камень виновны в непростительном грехе pacизма. Мы достигли пика абсурда. Слово больше ничего не значит. Левые нивелировали понятие «pacизм» до такой степени, что оно потеряло свой смысл, а те, кто продолжает его использовать, достойны только насмешек.

Итак, вот чего мы достигли: все вокруг — pacисты, а сегрегация — это хорошо. Левые настаивают на том, что как «бeлый парень» я прожил привилегированную жизнь. Признаюсь, я прожил очень хорошую жизнь. Но вся моя привилегированность просто заключается не в цвете моей кожи, а в том, что я, как настоящий американец, максимально использую свои возможности. Левые больше никогда не смогут опозорить меня, сколько бы они ни называли меня pacистом.

Оригинал: American Thinker
Источник: «КОНТИНЕНТ»