«Запах от мигрантов шел жуткий»: в Польше описали успешно преодолевших границу паразитов. При этом много беженцев из Ближнего Востока пропадает без вести в белорусских лесах.

Пьяные пограничники, регулярные провокации: Польша хочет закрыть границы, Таракан Лукашенко грозит вторым Донбассом.

Больше недели мигранты из стран Ближнего Востока провели на границе белорусско-польской границе. Половина беженцев сдалась и согласилась на депортацию. Порядка тысячи человек переместились в теплый ангар, откуда их прямиком отправят в аэропорт. Остальные надеются, что Польша откроет им ворота в Европу. Тем временем некоторым удалось скрыться в глухих лесах, где они попали в ловушку. В чатах есть десятки сообщений о розыске от их близких. Мы поговорили с теми, кто потерял родных.

А еще выслушали мнения простых белорусов, которые проживают в Гродно, Минске, Варшаве: готовы ли они принять на своей территории мигрантов.

Дмитрий – гражданин Белоруссии, житель Варшавы: «Ежедневно на работе обсуждаем эту тему. Все сильно радовались, когда узнали, что наконец к разгону подключили водомёты. Я на связи и со знакомым пограничником, который как раз работает недалеко от стихийного лагеря. Он рассказывает, что никаких договорённостей с польской стороной никто не имеет, а нелегалов они проводят до «дырки в заборе» и оставляют там. Дальше они идут сами. Это же Беларусь. Деньгу взяли, свою часть обязательств выполнили, а там трава не расти. Отношение к этим мигрантам и у поляков, и белорусов негативное.

Хотя в Польше есть люди, которые недовольны, что бедных и несчастных беженцев не пускают в страну. Одни из сочувствующих — волонтёры, которые ходят по лесам и ищут, кому бы помочь. Правда, таких сердобольных очень мало.

В целом поляки понимают, что от потока нелегалов нет никакой пользы. Европа им нужна только лишь ради пособия и вседозволенности. Ведь тут они могут вовсю кричать об ущемлении своих прав и играть таким образом на публику.

Кстати, в Польшу некоторым беженцам все-таки удается просочиться. Вчера я видел трёх мужчин и одну женщину восточной внешности. Состояние одежды у них было соответствующее. Заметно, что они недели две просидели в лесах. Ну и запах от них шел жуткий. Не факт, что сидели они со стороны Беларуси. Вроде у Львова тоже скопление есть небольшое.

По закону Польша не обязана принимать тех, кто незаконно пересёк границу. Если поймают на территории страны, депортируют обратно. Для того, чтобы получить статус беженца, нужно, во-первых, законно попасть в страну. Во-вторых, потом обратиться здесь к любому представителю власти, будь то полицейский или страж границы. Они то уже отправляют человека в «отстойник» для беженцев и начинают проверку.

У меня друзья там побывали. Выглядит это место, как наше общежитие. Туда заселяют людей на время проверки оснований по факту запроса ими статуса беженца. Так как оба моих друга – «политические», то их вопрос решился буквально за несколько месяцев. Пока человек пребывает в этом «лагере», ему назначается некое пособие, которого вполне хватает на еду, но не хватит на пиво и папиросы. Поэтому многие люди ищут нелегальные подработки. Легально работать в Польше не получится, пока нет никакого статуса. Как мне рассказывали, в том «общежитии» было много кавказцев из России».

Польские волонтеры организовали чаты помощи беженцам. Известно, что многие мигранты прошли в лес до того, как на белорусско-польской границе образовался стихийный лагерь. Вот только выбраться из леса смогли не все.

«Связь потеряли шесть дней назад»

Мы пообщались с людьми, которые потеряли своих близких.

Карем рассказал, что разыскивает родных: «Мы ищем брата, его зовут Гованд Омер Али, ему 31 год. Вместе с ним находится его 3-летняя дочь.

Мы ничего не знаем о них, живы они или мертвы. Связь с ними потеряли примерно 6 дней назад. Они жили в лесу. Приехали в Беларусь из Курдистана. Помогите, пожалуйста, фотографии мы дадим. Последнее, что знаем: они находились рядом с какой-то деревней. У брата – черная борода, он в черной куртке. Его дочка – в синей курточке и шапочке».

Еще один мужчина также обратился с просьбой помочь найти сына: «Мой 24-летний сын сейчас находится в лагере беженцев в лесу. Когда всем предложили пойти в здание, где тепло, он отказался, потому что боится депортации. Вся его семья находится в Германии. Здесь два его родных брата и родители. Он уже восемь дней сидит на границе. Просто хочет добраться до своей семьи.

Думал в Минск вернуться, но его не пропускают, держат на границе. Четыре года назад нас разлучили. Мы тогда пытались попасть в Европу через Турцию. Нас арестовали, посадили в тюрьму. Отпустили меня с женой, младшего 6-летнего сына и старшего сына, он инвалид. А среднего депортировали в Курдистан.

Сейчас мой сын поехал в Беларусь в надежде воссоединиться с нами. Не получилось. Я не хочу, чтобы он возвращался в Ирак, где у него никого нет».

Вот что рассказала нам женщина, у которой на белорусско-польской границе застрял брат: «Мой брат – сириец, но жил в Ливии. Сейчас он находится на границе. Вместе с ним еще шесть человек.

Восемь дней назад у них получилось дойти до Польши, где они находились три дня. Потом их поймала полиция и отвезла на границу. Там их встретили белорусы, которые не пропустили в город. Вернуться обратно на родину брат не может, в Ливии ему грозит смертная казнь. Он и его товарищи застряли между Беларусью и Польшей где-то около Бреста.

Мой брат – отец троих детей, которые живут в Германии. Он прибыл в Беларусь в надежде попасть в Евросоюз. Он очень больной человек. Сейчас лежит на земле в тяжелом состоянии. Проблема в том, что белорусские силовики держат их в одиночестве, не дают пройти в большой лагерь около Гродно. Брату нужна госпитализация.

Я стучусь во все двери, звонила в белорусский Красный Крест с просьбой, чтобы его нашли и отвезли в больницу. Но их не ищут. У них нет еды, воды, теплой одежды. Объясниться с пограничниками они не могут, не понимают язык. У брата высокое давление, астма и ревматизм. Недавно он перенес сердечный приступ. Один из его друзей страдает от болей в почках. Несколько дней с ними нет связи».