Судя по тому, что Штёкер пишет в своем блоге (в других источниках подробностей создания вакцины найти не удалось), его вакцина относится к типу белковых, они же субъединичные. Она основана на фрагменте S-белка коронавируса, его рецептор-связывающем домене RBD, который производится в культурах клеток HEK-293 и имеет 4 мутации (те же клетки используются и при создании векторных вакцин, например, «Спутника» и AstraZeneca). Помимо самого белка, в состав вакцины Штёкера входит стандартный адъювант на основе гидроокиси алюминия производства американской компании Invivogen.

Подобных белковых вакцин против коронавируса в мире разрабатывалось за последние два года несколько десятков, из них до клинических исследований добрались 48. Самая известная и хорошо изученная вакцина такого типа сделана компанией Novavax. Препарат уже успешно прошел испытания III фазы и зарегистрирован, например, в Индии. Вакцина Novavax основана на полноразмерном S-белке, поэтому сравнивать с ней вакцину Штёкера (несущую лишь небольшой фрагмент этого белка), не вполне корректно — любекская вакцина больше похожа на, например, CIGB-66 (она же «Абдалла»), разработанную Центром генетической инженерии и биотехнологии Кубы и уже зарегистрированную, например, во Вьетнаме. Почти такие же кандидатные вакцины делаются еще десятком других разработчиков — в том числе американской Kentucky Bioprocessing Inc, Сычуаньским университетом в Китае и другими.

Судя по блогу Штёкера, он вовсе не подвергает сомнению важность вакцинации и эффективность существующих вакцин. Ему, однако не нравятся именно те вакцины, что доминируют на данный момент в мире: инактивированные вакцины он считает слишком несовременными, а мРНК-вакцины и векторные вакцины ему не нравятся тем, что они содержат «страшную генетическую информацию вируса». Чем именно она страшна, из блога не ясно. Как не ясно и то, какие базовые испытания безопасности проводились с любекской вакциной и проводились ли они вообще.

Синтезированный в культуре клеток S-белок этой вакцины может содержать не только примеси большого числа других белков HEK-293, но и «страшную генетическую информацию» из ДНК этих клеток (между прочим, раковых клеток). Кроме того, культуры клеток часто могут заражаться собственными вирусами или, например, микоплазмой — все эти возможности контролируются на полноценном производстве, но как обстояли дела с любекской вакциной, сказать невозможно. Все это, конечно, не означает, что вакцина Штёкера действительно опасна, но информация о ее безопасности совершенно непрозрачна.

Год назад Штёкер предлагал официальной медицине «нестандартные решения» в борьбе с ковидом (а она отправила к нему прокуроров).

В сентября 2020 года Винфрид Штёкер отправил дружеское письмо и данные о вакцине руководителю научного института Пауля Эрлиха — организации, без разрешения которой в Германии невозможно выпустить на рынок вакцину. «Ярость, с которой на нас набросилась „корона“, требует нестандартных решений», — написал Штёкер. Вместо ответа институт обратился в местную прокуратуру с заявлением о возможном нарушении закона — «клинических исследованиях экспериментального лекарственного средства без соответствующих разрешений». Решение по этому делу еще не вынесено.

После этого, видимо, обиженный, что его самопожертвование не оценили, Штёкер оставил попытки легализовать свою вакцину, окончательно переместился в неправовое поле, сблизился с ковид-отрицателями и начал собственную нелегальную прививочную кампанию, которая привела его к массовой вакцинации в собственном аэропорту.

Судя по комментариям в блоге, поклонниками Штёкера становятся жители Германии, которые недовольны тем фактом, что пандемия превратилась не просто в бизнес, а в «мотор экономики Германии». По оценкам экономистов, никому не известная еще год назад немецкая фирма BioNTech (в Германии вакцину, куда более известную в мире под названием Pfizer, чаще в обиходе называют именно BioNTech) может обеспечить в этом году 0,5% ВВП и заметную часть экономического роста.

Популистские заявления мультимиллионера Штёкера больше отвечают чувству справедливости значительной части жителей Германии. Судя по записям в соцсетях, они считают ее попранием тот факт, что профессиональному врачу запрещают вводить пациентам разработанный им медицинский препарат.

Парадокс в том, что, критикуя мРНК-вакцины за то, что они недостаточно исследованы, ковид-отрицатели доверяют препарату, главной характеристикой которого является принципиальный отказ от исследования — больше он ничем от других похожих разработок не отличается.

После разгона желающих привиться в аэропорту Любека было возбуждено еще четыре новых дела против Штёкера и его сотрудников.