Бизнесмен-еврей предложил продать ему 363-килограммовый герб с изображением орла и свастики с бывшего нацистского корабля, который находится на складе в Уругвае, с тем, чтобы взорвать его на «тысячу осколков», пишет журналист Хуан Меламед.

Частная экспедиция обнаружила двухметровую статую в 2006 году. Она была прикреплена к носу нацистского военного корабля «Адмирал Граф Шпее», который был затоплен его капитаном после столкновения с британскими кораблями в гавани Монтевидео в декабре 1939 года. После извлечения орла из воды его ненадолго показали публике в Монтевидео, что вызвало споры. Германия раскритиковала демонстрацию «нацистской атрибутики», и орла переместили на военно-морской склад. Его чуть не выставили на аукцион, но глава Уругвайского еврейского комитета и другие возражали, мотивируя это тем, что он может оказаться не в тех руках. Сообщается, что его предложили израильскому музею Холокоста Яд Вашем, но тот отверг предложение.

Теперь представим себе новость: немецкий бизнесмен хочет купить огромную звезду Давида с синагоги, чтобы взорвать её на тысячу осколков.

В 2019 году уругвайский суд постановил, что правительство должно выставить герб на аукцион, а вырученные средства должны пойти инвесторам, стоящим за группой, которая нашла его. Ранее утверждалось, что покупатели предлагали за него десятки миллионов долларов.

64-летний аргентинский бизнесмен-еврей Даниэль Силецки, который сейчас живет в Уругвае, рассказал местному новостному сайту, что хочет купить орла, а затем уничтожить его, чтобы он не попал в руки неонацистов. «Как только он окажется у меня, я тут же разнесу его на тысячу кусочков», — заявил он. «Каждый кусок, полученный в результате взрыва, будет превращен в пыль… Ничего не останется». Селецки — один из руководителей яхт-клуба в Пунта-дель-Эсте, популярном месте летнего отдыха южноамериканских евреев. С тех пор немецкие чиновники изменили свою позицию, заявив, что они разрешат выставить орла в музее.

В июле Центр Симона Визенталя выступил с заявлением, в котором призвал Уругвай выставить герб в музее, а не продавать его на аукционе. «И немецкие власти, и Центр Визенталя заняли позицию, согласно которой такие артефакты не могут служить растущему ультраправому рынку и белым супремасистам», — написал Шимон Самуэльс, директор центра по международным отношениям. «Мы призываем уругвайские власти обеспечить, чтобы демонстрация этих символов служила предупреждением будущим поколениям о том, что никогда не должно повториться».

Последний бой «Адмирала графа Шпее»

Утром 13 декабря 1939 года около 6 часов утра «Адмирал граф Шпее» столкнулся с эскадрой английских крейсеров; на «Шпее» обнаружили верхушки мачт в 05:52, в 06:16 с крейсера «Эксетер», поступило донесение: «Полагаю, что это „карманный линкор“»*. Поначалу английские лёгкие крейсеры немцы приняли за эсминцы и командир «Адмирала Шпее» капитан цур зее Ганс Лангсдорф считал, что ведёт бой с крейсером и двумя эсминцами.

* «Адмирал граф Шпее» — третий и самый совершенный немецкий тяжёлый крейсер типа «Дойчланд» времён Второй мировой войны. В довоенном германском флоте числился броненосцем (нем. Panzerschiffe). В военно-морской литературе крейсера данного типа широко известны как «Карманные линкоры» (Pocket battleship) — ироническая классификация кораблей, придуманная британской прессой 1930-х годов.

В 06:18 первый залп немецкого рейдера лёг между английскими крейсерами, а через четыре минуты открыли огонь орудия «Эксетера». Приняв лёгкие крейсеры за эсминцы, командир корабля «Адмирал граф Шпее» приказал сосредоточить огонь артиллерии главного калибра только на тяжёлом крейсере. Этот огонь оказался весьма точным: в течение следующих двадцати минут «Эксетер» получает несколько попаданий, в результате чего у него оказалась разбитой вторая носовая башня, разрушен командирский мостик, нарушена связь и выведены из строя механизмы управления рулями. Перейдя в кормовую боевую рубку, командир английского корабля приказывает дать по немецкому линкору торпедный залп, и в это самое мгновение корабль сотрясают ещё два тяжёлых попадания. Окутанный дымом, осевший на нос и накренившийся на борт, «Эксетер» в 07:40 выходит из боя.

Тем временем лёгкие крейсеры, обстреливаемые только вспомогательной артиллерией линкора, проскочили опасную зону и, по словам Лангсдорфа, вели себя с «непостижимой наглостью». Когда в 07:16 рейдер повернул к югу, намереваясь добить «Эксетер», лёгкие крейсеры «Аякс» и «Ахиллес», ринувшись на помощь своему собрату, стреляли так точно и эффективно, что двумя снарядами вывели из строя систему управления артиллерийским огнём на «Адмирале графе Шпее». И хотя эти действия не остались безнаказанными — один 283-мм немецкий снаряд вывел из строя кормовые башни на «Аяксе», а другой снёс его мачту, — оба англичанина продолжали как тени следовать за отходящим к западу «карманным» линкором. В полночь, когда «Адмирал граф Шпее» отдал якорь на рейде Монтевидео, «Аякс» и «Ахиллес», разделившись, поспешили перекрыть оба выхода из устья Ла-Платы. На следующую ночь к ним присоединился тяжёлый крейсер «Кумберлэнд» — это было всё, что Харвуд смог противопоставить германскому рейдеру.

Хотя повреждения «Адмирала графа Шпее» оказались не очень велики, он нуждался в ремонте, которого нельзя было сделать за трёхдневный срок, предоставленный правительством Уругвая согласно нормам международного права, к тому же, к концу подходили боеприпасы. Понимая его затруднительное положение, английская агентура в Монтевидео усиленно распространяла слухи: «Адмирала графа Шпее» у выхода из Ла-Платы поджидает сильная английская эскадра, в составе которой находятся линейный крейсер «Ринаун» и авианосец «Арк Ройял». Уверовав в неминуемую гибель своего корабля, Лангсдорф послал запрос в Берлин, откуда был получен едва ли не личный приказ фюрера: боя не принимать, корабль уничтожить. 17 декабря 1939 года Лангсдорф приказал затопить корабль. Команда сошла на берег и была интернирована в нейтральной Аргентине. Командир застрелился 20 декабря в Буэнос-Айресе.

Вот, что написал Капитан Лангсдорф: 20 декабря 1939 год:
«Теперь я могу доказать только своей смертью, что ради борьбы с врагами Третьего рейха, за честь флага я готов умереть. Я один несу ответственность за затопление карманного линкора «Адмирал Граф Шпее». Я счастлив заплатить своей жизнью за свою честь и за честь флага. Я встречусь лицом к лицу со своей смертью, с твердой верой в будущее нации и моего фюрера.»

Он лёг, обернувшись во флаг крейсера «Адмирал Граф Шпее» и застрелился, предотвращая любые обвинения в том, что он избежал дальнейших действий из-за трусости. Другим мотивом было желание Лангсдорфа пойти на дно вместе с «Графом Шпее». Он говорил, что из-за действий команды, которые убедили его, что капитан по-прежнему необходим для получения амнистии для его команды. Однако судьба экипажа «Граф Шпее» была решена. Лангсдорф покончил с собой, зарнувшись во флаг в качестве символического акта гибели вместе со своим кораблем.

«Шпее» затонул в нейтральных водах на мелком месте — так, что над волнами возвышались его обгоревшие надстройки. Англичане снарядили специальную экспедицию, предполагая снять с него всё, что уцелело из приборов, в частности, радар, а также образцы вооружения (105-мм зенитки и автоматы). Удалось выполнить только часть программы, поскольку вскоре после начала работ разыгрался шторм, и операцию пришлось прекратить. Оставшуюся груду железа начиная с 1942 года постепенно разобрали на лом. Правда, работать на илистом дне оказалось крайне неудобно, и некоторые части последнего «карманного линкора» до сих пор ржавеют на месте гибели с координатами 34°58′25″ ю. ш. 56°18′01″ з. д. В 2004 году из воды были подняты некоторые остатки корабля.

До своей гибели в гавани Монтевидео «карманный линкор» нанёс серьёзный ущерб англичанам, успев потопить одиннадцать торговых судов.