Впереди — «Русское лето».

«Русская весна» началась ещё тогда, в Приморье, четыре года назад. Страна и мир узнали, как поколение новой России — постсоветской, обезличенной, бездуховной — может решать свои проблемы.

Поколение новой России — это и я тоже, почти все «приморские партизаны» мне ровесники, поэтому мне кажется, что я их могу понимать, информирует еizvestia.com.

Нас учили по советским учебникам советские училки, глупые бабы, тётки-неудачницы.

Нас воспитывали советские родители, недороссияне с изуродованным мировоззрением или полным отсутствием такового, с кашей в головах и биологически активными добавками на ужин.

Наши старшие братья полегли в уличных бойнях и сгинули на районном пустыре.

Нам пели про Бога в большевицком гимне, водили в церкви и в мавзолей, кормили кровякой из телека и причащали Кровью Христовой; нас затачивали на лидерство.

Нас учили толерантности. Наших девочек лапали за задницы гордые горцы. Горцы продавали нам наркотики, мы их ели. Потом били горцев. И тех, и других били скинхеды и «мусора».

Мы поколение новой России, Святой, мать твою так, Руси — те, кто родился в год Тысячелетия её, Руси, крещения — 1987, 1988, 1989…

Чего мы могли хотеть, когда стали взрослеть в стабильные двухтысячные? Кто чего… Но большая часть, я уверен, после долгих лет совершенного безумства и лжи хотела обычной ясности и справедливости. А вот этого всё не было и не было.

Русский человек — человек думающий, иногда слишком много думающий. Ему нужно искать правду.

Где правда, у Бога? Может быть, но я о нем ничего не знаю…

У «Единой России»? Да нет, это ведь она и насадила такую систему, при которой менты покрывают барыг, вместо барыг сажают невиновных, а у тебя умирает ещё один одноклассник от передозировки.

Наверняка правда – у смелых политических оппозиционеров? Но и это вряд ли: чего эти активные молодые люди и девушки так напрягаются, а у самих ни семей, ни детей, ни кола, ни двора. Ради кого стараются, ради себя любимых? Так пусть курить хотя бы бросят, это уже будет их частная и великая революция во имя будущего поколения.

И вот здесь у русского человека случается синдром Гришки Мелехова: белые — плохие, красные — тоже, пойду в зелёные. Так становятся партизанами. Приморскими, тамбовскими, донецкими…

Не это ли сегодня происходит на украинском юго-востоке, где русских достали все со всех сторон? Но началось это в Приморье, где большая часть населения считает осуждённых «партизан» героями.

Неизбежным результатом синдрома Гришки Мелехова является либо гибель, либо тотальное разочарование, борьба за выживание, оставление этой борьбы и обращение к себе, к семье.

Книжный Григорий Мелехов бросил всё и пошёл к сыну. Одни «приморские партизаны» были убиты, другие застрелились, третьи сели в тюрьму, в которой хочешь-не хочешь, но о себе задумаешься.

Убивать людей нельзя, за это нужно наказывать. Но «приморских партизан» осудили не по справедливости, которую они так искали, а по закону, будь он проклят.

Ублюдки, которые вырастили озлобленных безбашенных героев, осудили своих детей. Им не предоставили идей и идеалов, поэтому они их искали себе сами, и кто же здесь виноватый? Бог разберётся, кто мучители, а кто мученики.

Признаюсь — разница между ними и мной, пожалуй, только в одном: они взялись за автоматы, а я нет. Стадия вооружённого сопротивления, характерная для поражённых синдромом Гришки Мелехова, меня миновала благодаря вразумлению Церкви.

Суд над «приморскими партизанами» — это одна из позорнейших страниц в истории нашей страны. «Партизаны» сели, а беспредел и несправедливость никуда не делись. Значит, после «Русской весны» настанет «Русское лето».