ЦПЭшник Роман Подборонов

Библия для отдела «Э». Как построить храм: православная агентура, отдел по борьбе с экстремизмом и футбольные фанаты.

Борьба москвичей с застройкой по программе «200 храмов» ведется с 2012 года. Самым ярким событием стало противостояние местных жителей с РПЦ в парке Торфянка, конфликт происходил в 2015-м и 2016 году. «Шторм» выяснил, что на защите чести РПЦ были не только верующие, но и правоохранительные органы с православными кибербойцами.

Отдел «Э» на защите веры

В 2015 году в парке Торфянка началось строительство храма по программе «200 храмов». Жители негативно отреагировали на такое решение, принятое без их ведома, и начали добиваться отмены строительства. В ответ на это РПЦ пригнала свору футбольных фанатов, именующих себя движением «Сорок сороков». Два года в парке шли столкновения православных околофутбольщиков и жителей района. Противники храма проводили митинги, ставили палатки и круглосуточно дежурили рядом со стройкой, требуя ее прекратить. В свою очередь, защитники веры с благословения местного священника Олега Шалимова устраивали драки и погромы.

Битва за территорию парка закончилась победой жителей Лосиноостровского района. Власти выделили другой участок для храма, а пока на территории парка установили поклонный крест. По воскресеньям там проходят молебны. Такой расклад устроил местных жителей и почти всех поборников православия. Однако некоторые из мирян забыли, что Иисус учил прощать, и теперь жаждут мести за поражение в борьбе за парк.

В начале ноября 2017 года оперуполномоченный центра «Э» задержал Константина Яцына и Евгения Лебедева за переход дороги в неположенном месте. Яцын и Лебедев активно выступали против строительства: писали заявления с требованием отменить постановление, жаловались на сотрудников полиции, которые, по их мнению, были на стороне защитников храма.

Константин считает, что это личная инициатива полицейского, поскольку аналогичные нарушения, совершенные другими людьми, он игнорировал.

«Подборонов задержал нас и сказал ждать приезда полиции. При этом он игнорировал тот факт, что пока мы ждали участкового, на том же участке дороги прошло много других людей. Мы указывали ему на нарушения, на это Подборонов нам заявил, что должен следить за нами», — рассказал Константин.

Вокруг задержанных собралась толпа местных жителей, которые наблюдали за происходящим. Там же присутствовал некто Юрий Шубин, друг и «стукач» (как его называют местные) сотрудника отдела «Э». На видеозаписи видно, как он толкает пожилого мужчину, наблюдавшего за происходящим, а потом бьет его в лицо. Это происшествие Роман Подборонов также проигнорировал. Но сотрудники полиции все-таки посадили агрессивного «верующего» в машину.

Задержанных, вместе с пострадавшим и Шубиным, доставили в отделение полиции, где Подборонов собирался поговорить с активистами «по своей части». Не вышло — приехал юрист и все амбиции оперативника улетучились.

Вечером этого же дня в Сети появилась аудиозапись, где якобы Подборонов обсуждает с другим полицейским как отмазать Шубина, напавшего на жителя, от гражданских «ублюдков». На вопрос собеседника, почему он проводит так много времени в парке Торфянка, звучит ответ, что «это его личная война».

Активисты и раньше замечали, что капитан не беспристрастен в происходящем конфликте. По словам очевидцев, он указывал полицейским, кого из жителей нужно задержать, а сам в это время общался с эсэсовцами.

Противники храма рассказывают, что Подборонов игнорировал действия участников «Сорока сороков». Жители много раз просили проверить документы одного подозрительного, по их мнению, гражданина, который присутствовал на всех молебнах и принимал активное участие в защите стройки храма. Однако Подборонов не обращал никакого внимания на храмового активиста. «Подозрительным гражданином» оказался Денис Манталуца, сторонник «Христианского государства», который 21 сентября был арестован за поджоги автомобилей из-за фильма «Матильда».

Связаться с Подбороновым мы попробовали через его «друга» Юрия Шубина. Он вызвался быть посредником между редакцией и борцом с экстремизмом. Юрий заверил, что Роман согласовал встречу с пресс-центром УВД по СВАО и сообщил, что мы можем приехать в любое время. На деле все оказалось несколько иначе.

О нашем приезде не предупредили сотрудников полиции на проходной. В дежурной части о визите тоже никто не знал, но все-таки отправили на третий этаж, где находится пресс-служба. Дальше — больше: оказалось, что там никого нет. Рядом находился кабинет заместителя начальника УВД, где нам сообщили, что пресс-службы сегодня вообще нет и ни о какой встрече никого не предупреждали. Обманутые, мы уехали из отдела полиции.

Через полчаса нам перезвонила девушка, представившаяся сотрудником пресс-службы УВД СВАО, которая извинилась за возникшую неловкость.

«Мы ведь встречаемся только по запросу», — сетовала она.

Ситуацию это не исправило, но хотя бы стало понятно, что Шубин действительно связан с полицейскими, так как номер свой сотрудникам полиции мы не оставляли.

Православные агенты в Facebook

Отдельное внимание следует уделить самому Шубину, который, шутки ради или по глупости, решил отправить нас в УВД. Он, как оказалось, был «тайным агентом», который сидел с фейковых аккаунтов в Facebook и следил за планами по борьбе за право оставить парк в покое. После «сливал» всю полученную информацию Подборонову и своему «православному начальству».

В 2014 году украинские хакеры взломали почту Кирилла Фролова, лидера «Ассоциации православных экспертов» и заведующего отделом Украины «Института стран СНГ». Вскоре архив с перепиской выложили в открытый доступ, именно там мы нашли всю информацию.

Среди адресатов, которым писал Шубин, мы обнаружили Всеволода Чаплина, Филиппа Грилля (православный активист, выступавший за переименование станции метро «Войковская») и самого Кирилла Фролова.

«Доклады» Шубина сводились к определенным выводам и призывам, например, он писал: «Нужно добиться реальной посадки хоть кого-то из храмофобов. Это резко остудит их пыл!» Возможно, именно это и было целью его взаимодействия с сотрудником из отдела «Э».

Или такое: «В плане информационной войны нужно использовать изображения агрессивных рож храмофобов, все грядущие уголовные дела и просто происшествия, сочетая это по контрасту с красивыми, логичными и доброжелательными выступлениями защитников храмов. Здесь важны фразы вроде: «Мы отстаиваем свои законные права на место для молитвы» и т.д.».

Исходя из этого, становится ясно, что борьба РПЦ за землю для храмов — это больше, чем инициатива православных активистов, это настоящая война, с привлечением правоохранительных органов и информационных технологий.