Иван Асташин

«Заставили отказаться от авторства»: как в России давят на политзаключённых.

1 сентября сайт Сибирь.Реалии опубликовал статью «Ломка зэков, прикрытая законом», основанную на письме заключённого Ивана Асташина. В этом публицистическом тексте Асташин красочно рассказал о несправедливостях устройства жизни в колонии, о различиях между кастами зэков, сотрудничестве некоторых из них с тюремной администрацией и психологическом давлении, которое оказывают на осуждённых сотрудники исправительных учреждений. Эти свидетельства переданы редакции политическим активистом и бывшим осуждённым по «Болотному делу» Владимиром Акименковым, который с 2014 года общается с Асташиным как посредством обычных «бумажных» писем, так и через систему сообщений «ФСИН-письмо». Руководство Красноярской ИК-17 утверждает, что Асташин никакого письма не писал и что никаких нарушений закона в колонии не допускается.

Иван Асташин – осужденный за участие в «Автономной боевой террористической организации». «Дело АБТО» – уголовное дело о серии поджогов, которые были квалифицированы ФСБ как террористическая деятельность, в рамках которого проходили десять молодых людей, приговоренных в 2012 году к различным срокам лишения свободы от условного до 13 лет в колонии строгого режима самому Асташину. Позднее ему снизили срок до 9 лет и 9 месяцев. В заключении Асташин находится уже девятый год. Сначала он отбывал наказание в Красноярской ИК-17. В 2014 году его этапировали в Норильск, в ИК-15.

19 сентября редакция сайта Сибирь.Реалии получила письмо из ФКУ ИК-17 ГУФСИН России по Красноярскому краю с требованием опровергнуть информацию, содержащуюся в статье «Ломка зэков, прикрытая законом». В письме утверждается, что приведённые в этой статье сведения не соответствуют действительности, поскольку «учреждение периодически подвергается проверкам со стороны ГУФСИН России по Красноярскому краю, Красноярской прокуратуры по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, общественно-наблюдательных комиссий, но фактов, указанных в статье, не выявлено. По факту размещения статьи осуждённый Асташин И.И. в своём объяснении указал, что к публикации данной статьи он никакого отношения не имеет, информацию, указанную в ней, никому не передавал». ФКУ ИК-17 считает, что из-за публикации указанных сведений без необходимой проверки деловая репутация этого исправительного учреждения опорочена, и добивается удаления статьи с сайта Сибирь.Реалии.

Переданное в редакцию Сибирь.Реалии Владимиром Акименковым письмо Асташина ничем не отличается от предыдущих его сообщений и написано, как легко можно установить, тем же почерком. Тем не менее, опасаясь за судьбу находящегося в непростых условиях тюремного заключения Асташина, мы выполняем требование ФКУ ИК-17: нельзя исключать, что на Ивана для составления подтверждающего позицию руководства колонии сообщения могло быть оказано давление. В середине сентября появилась информация о том, что Асташин по неизвестным его родственникам и редакции причинам был перевезен из колонии в Красноярскую краевую туберкулёзную больницу №1. При этом, по словам красноярского адвоката Натальи Алексеевой, которая по просьбе матери Асташина посетила эту больницу, там его не оказалось. Где находится сейчас заключенный – неизвестно. Вот что заявили по поводу этапирования Асташина в Красноярск в интервью корреспонденту сайта Сибирь.Реалии Владимир Акименков, мать заключённого Ольга и его норильский адвокат Инна Демьяненко.

Владимир Акименков, политический активист, бывший заключённый по «Болотному делу»:

«На Асташина оказывали давление и раньше: за последние несколько месяцев его неоднократно без видимой причины отправляли в ШИЗО. Примерно год назад его перевели в отряд строгих условий содержания в норильской колонии. Я думаю, это связано с тем, что Асташин, как политзаключенный и как человек строптивый, вызывает у администрации колонии особое неприятие. Я хронологически не сопоставлял репрессии против Асташина с появлением в СМИ написанных им текстов, но допускаю, что как минимум в части случаев усиление давления на него могло быть связано с появлением новых текстов о реалиях фсиновской империи.

Возможно, усиление давления и в этот раз связано с публикацией текста Асташина на сайте Сибирь.Реалии. Однако я не думаю, что причиной этапирования стала статья. Она могла явиться одним из поводов. Политзаключенные часто публикуют свои тексты, пока отбывают наказания. По сути, это одна из немногих возможностей достучаться до мира и до находящихся на свободе людей. Таким образом, осуждённые пользуются именем политзаключенного, чтобы рассказать о зверствах, которые творятся в колониях. Публикация возможна, пока письма недостаточно внимательно просматриваются цензором. В норильской колонии, например, вопрос цензуры никогда остро не стоял. Асташин всегда мог в письмах рассказывать о том, за что его наказали или почему посадили в ШИЗО. Впервые его сообщение мне через «ФСИН-письмо» отцензурировали в августе. В центре его ответа просто зияло белое пятно: цензор изъял целый абзац текста. Насколько я понимаю, речь шла о том, что администрация колонии поместила его на пять суток в ШИЗО за отказ подметать прогулочные дворики. Подробности были вычеркнуты.

Параллельно с этим цензура впервые за время переписки не пропустила два моих электронных письма Асташину. Я посылал ему два материала: текст выступления Алексея Полиховича на митинге 10 августа в Москве и текст политэмигрантки по делу «Сети» Александры Аксеновой о ее родителе-полицейском».