• Последние комментарии

  • Герои Воли WotanJugend
    Русский Вердикт

    Fans-Edge Герои Воли
  • Читай нас в:

    Правые Новости - TwitterЖЖ «Правых Новостей»Правые Новости - ВКонтактеПравые Новости - Facebook
  • Подпишись!

  • Ссылки

  • Логин

  • Экстремисты не мы, а те, кто нас сажает. Интервью с журналистом Александром Соколовым.

    16 Сен, 2018 03:28 Раздел: В России, Интервью
    Добавить в Twitter Опубликовать в своем блоге livejournal.com

    Армия воли народа

    «Если человек убил, он получает уголовный срок. А если он ухудшил жизнь миллионов?» Интервью бывшего журналиста РБК Александра Соколова. Он отсидел три года за экстремизм.

    В конце августа стало известно, что из колонии вышел на свободу журналист Александр Соколов. Его арестовали в 2015 году, когда он был сотрудником издания РБК, и обвинили в организации экстремистской деятельности (282-я статья УК). По версии следствия, Соколов принимал участие в деятельности инициативной группы «За ответственную власть», которая была правопреемницей организации «Армия воли народа»; своей целью эта организация провозглашала проведение референдума о внесении в Конституцию поправки, предполагающей ответственность избранных госслужащих за деятельность на своих постах. Спецкор «Медузы» Илья Жегулев встретился с Соколовым и выяснил, как его судили и как ему сиделось.

    «Экстремисты не мы, а те, кто нас сажали»

    — Правильно я понимаю, что история движения за референдум, за участие в котором вас осудили, тянется с 1993 года? Вы же тогда еще ребенком были.

    — Да, тогда я, как говорится, пешком под стол ходил. Действительно, сама инициатива [провести референдум «За ответственную власть»] выдвигалась еще «Фронтом национального спасения». Это было движение, которое, скажем так, представляло защитников советской конституции, оборонявших Верховный совет, который Ельцин доблестно расстрелял из танков.

    «Фронт национального спасения» не был привязан к Руцкому или Хасбулатову, потому что качество этих лиц было достаточно сомнительным. «Фронт» выступал против приватизации и, назовем их так, колониальных реформ. Предлагалось каким-то образом обуздать власть — путем опять же Конституции, по которой есть возможность провести референдум. Предлагалось путем референдума изменить Конституцию и прописать механизм, который позволял бы народу непосредственно оценивать деятельность органов власти. Этим занималась «Армия воли народа» с 1997 года

    — Какой механизм?

    — Поправка, которая прописывала бы цель избрания президентов и депутатов. А именно — служение обществу. Соответственно, раз народ их избирает, то и оценивать должен их работу по итогу. Прописывалось, что если произошло ухудшение жизни народа без веских причин, это тяжкое преступление против народа. Понятно, что если человек ограбил, убил, он получает уголовный срок. А если человек ухудшил жизнь миллионов, то почему он за это не должен нести никакой ответственности? Вот и предлагалось принять соответствующую поправку. Просто ввести механизм прямой демократии по оценке высших избираемых форм власти. Тут еще важен сам подход: в Конституции должно быть прописано дело, ради которого избирается президент или депутат. Сейчас такая цель не прописана. Для чего они вообще нужны гражданам? С точки зрения АВН, а потом инициативной группы «За ответственную власть», эта цель должна быть указана — организация улучшения жизни народа.

    — Сколько людей было в этом движении?

    — Немного. Активность началась, наверное, где-то с 2007 года, а максимальная численность собралась к моменту запрета. Ну, думалось, что сейчас народ за такой замечательной идеей пойдет, побежит. Где-то тысяча человек была, из них активных — около сотни по России, но это, конечно, условно, точно сложно сказать.

    — Почему на вас завели дело?

    — Нашу цель с какого-то перепугу посчитали экстремизмом и решили запретить организацию. Но поскольку референдум — дело благовидное, нашли другие основания: мол, занимались распространением экстремистских материалов. Так они назвали листовку «Ты избирал — тебе судить», причем она была признана экстремистской после факта распространения. Понятно, если уже есть решение суда, вы распространяли материалы, признанные экстремистскими, — вопросов нет. Но откуда человек может заранее знать, что-то распространяя, что суд потом это признает экстремизмом? Но сейчас направо и налево сажают именно таким образом. Хотя это абсурд: нет умысла, нет преступления.

    — Ну то есть это формальный предлог. А зачем это дело было заводить-то, как вы думаете?

    — Ну, во-первых, корыстный интерес — палки, премии, звания. Если есть центр по борьбе с экстремизмом, должны быть экстремисты и посадки. Второй момент — все-таки инициативная группа активно участвовала в массовых акциях протеста, в том числе на Болотной. Видимо, в связи с этим заметили. Насколько я помню, инициативная группа собирала подписи и заявления в прокуратуру о заведении уголовных дел по факту фальсификации результатов выборов. Около четырех тысяч их удалось собрать.

    — Была версия, что вас лично посадили из-за публикаций.

    — Мне сложно это оценить. Давайте я просто расскажу факты. Например, первый звонок был в феврале 2014 года — за пять дней до начала Олимпиады. Завалились ко мне с обыском. Формально основание было следующее: в интернете размещен ролик с выступлением [одного из лидеров «Армии народной воли»] Кирилла Барабаша, и у меня могут содержаться какие-то материалы, связанные с этим. Ничего они не нашли, потому что этот ролик я не снимал, не размещал, не монтировал. Тем не менее, изъяли жесткий диск со всеми материалами по диссертации — и опера в беседе упомянули, что они мою диссертацию внимательно читали. Я ее как раз тогда только защитил, и она находилась на рассмотрении в Высшей аттестационной комиссии.

    — А о чем она была?

    — Она касалась коррупции в четырех госкорпорациях: «Роснано», «Ростех», «Олимпстрой» и Росатом. И эти сотрудники [полиции] говорили — мол, мы читали твою диссертацию, там много правильного, ты жестко пишешь про власть… Короче, на разговор пытались вывести, но я не стал с ними общаться. Видимо, это их раздражало, и один другому говорит: вот я ж тебе говорил, не надо было дать защитить ему диссертацию. То есть они, видимо, всерьез собирались это делать.

    После этого начинают таскать на допрос меня, жену, потом главного редактора РБК [Романа] Баданина, начальника отдела, моего научного руководителя по диссертации. Начинают у него расспрашивать, а почему он выбрал такую тему, как собирал материалы, как писал. Возникает вопрос: а причем тут вообще Барабаш со своим роликом? Наверное, поэтому люди и связывали эти первые обыски с моей диссертацией про коррупцию вокруг Олимпиады.

    — Вы приговор себе считаете несправедливым?

    — Это приговор на самом деле не нам, а всей судебной системе. По крайней мере, тем 170 лицам, которые участвовали тем или иным образом в фабрикации уголовного дела.

    — Это вы как посчитали?

    — Внимательно изучал материалы уголовного дела, в отличие от стороны обвинения. Там набралось где-то около нескольких сотен доказательств нашей невиновности, и соответственно — виновности лиц, которые нас преследовали. Тут в чем прикол? Противодействие референдуму, в том числе силовым путем, является уголовным преступлением. Статья 141 УК РФ — воспрепятствование референдуму. Более того: в федеральном законе о противодействии экстремистской деятельности определение экстремистской деятельности включает ту же формулировку «воспрепятствование участию в выборах и референдумах». То есть экстремисты не мы, а те, кто нас сажали.

    Один комментарий

    Один комментарий

    1. 1
      Hater88 пишет:

      Боролся против коррупции и за ответственность госслужащих в свИтТой расее? «Пакус-сился на с-святое, с-с-сука! Ату его! (с) ;)


    Знаешь больше? Есть мнение? Оставь комментарий.

    Вы должны войти или зарегистрироваться чтобы оставлять комментарии.