— Как в батальоне обращаются с пленными?

— Не скажу, что это хорошее обращение. Ведь под конвоем люди, которые час назад стреляли в тебя или даже ранили, убили твоего товарища.

— Как в батальоне оценивают президента Порошенко и политику украинского правительства?

— Порошенко в батальоне никто не поддерживает, абсолютно. Считают его обычным «обещалой», который пришел к власти под шумок начавшейся войны.

— В каком населенном пункте сейчас находитесь?

— Находимся под Донецком. Все время передвигаемся.

— Местное население поддерживает силы АТО?

— Да. Нам поступает от них много гуманитарной помощи: одежда, продукты. Не буду скрывать, есть и противники АТО. Их можно понять, ведь боевые действия ведутся в их городах, там, где они живут или жили. Такие люди противники войны, но не сторонники ДНР (самопровозглашенное государственное образование на территории Донецкой области). Мирный житель есть мирный житель.

— Есть ли еще русские в отряде?

— Да, есть. С разных городов России. Сколько их, сказать не могу.

— СМИ утверждают, что в АТО принимают участие частные военные компании, например, американские. Так ли это?

— В боевых операциях мы действуем с украинскими военными. Некоторые из подразделений бывают экипированы и вооружены хуже нашего добровольческого батальона. Ни одного американского солдата я тут не видел. Думаю, что просто у российской пропаганды Америка — это больная тема.

— В России существует такое мнение, что в Украине русским запрещают говорить на родном языке и притесняют. Это правда?

— Неправда, я в этом убедился лично. Когда приехал в Киев, удивился, что практически все жители столицы Украины разговаривают на русском или на суржике. В книжных магазинах тяжело найти свою любимую книгу на украинском языке. Еще могу добавить, что батальон «Азов» 90% говорит на русском. Тут много западных украинцев, которые уже успели стать мне лучшими друзьями.

— Как же события в Одессе и акции вроде «кто не скачет, тот москаль»?

— За Одессу сказать не могу, ибо нет достоверных источников информации. Москалем тут называют врага Украины, который лишь проживает в России. Пока я нахожусь здесь, меня никто москалем не называл, потому что сами украинцы разделяют понятие русский и москаль. И это не одно и то же, как любят выдавать российские СМИ.

— Российские и украинские СМИ обвиняют друг друга во вранье и пропаганде. Ты там присутствуешь. Какую оценку можешь дать российским и украинским новостям на крупнейших каналах?

— Каналы врут везде, а какой процент правды и лжи – это не важно. В батальоне со мной согласятся.

— Что говорят твои друзья и знакомые из Самары о твоем поступке?

— У меня не много друзей. Все они меня поддержали. Бывшие одноклассники и одногруппники не поняли. Для таких людей информация «Первого канала» — аксиома. Для них я навсегда останусь «русским убийцей русских».

— На твоей странице в соцсети ведут «боевые действия» так называемые «диванные войска», которые шлют проклятья и т.п. Что можешь сказать таким людям и представителям противоборствующей стороны?

— Само содержание этих комментариев говорит об их интеллекте. Один мат. Могу им лишь пожелать построить из России Северную Корею со всеми вытекающими.

— Не боишься погибнуть в Украине?

— Погибнуть не боюсь. Я здесь, потому что совесть не позволяет остаться в стороне.

— Планируешь вернуться в Россию?

— В городе у меня осталась бабушка. Хотелось бы приехать в Самару, но не думаю, что я смогу вот так просто там жить. Я обязательно стану объектом репрессий.