На Восточном фронте без перемен. А вот что же это за фронт такой? Что он означает?

Когда я был маленький, мне родители купили и повесили на стену карту мира. Я часами изучал ее и запоминал диковинные названия городов, рек, морей…

Вот Австралия. Тут просто: со всех сторон — море. А вот Америка. Северная и Южная. Граница — Панамский канал. Это понятно. Здесь — Северная, а Здесь — Южная. Вот Африка. А это — Азия. Граница — Суэцкий канал. Тут — Африка. А тут — Азия. Тоже все понятно.

А вот Европа… А тут Азия… Где тут граница? Папа! Объясни! Что ты говоришь? По Уральским горам, потом по реке Урал, а потом, через Каспийское море, по Кавказскому хребту? Как-то это… А зачем так? Кто так решил? Нет… Это мне непонятно. Неубедительно как-то.

Когда я вырос, мне это мое детское недоумение перестало быть важным. Ну договорились так люди. И нарисовали такую границу. Могли ведь и иначе нарисовать. Но нарисовали так.

Везде в других местах, где не было естественной географической границы в виде океанов, люди прокопали каналы. А тут просто — провели по суше линию и договорились считать ее границей между Европой и Азией. Что тут непонятно?

Я понимал, что все это условно. И даже иногда (особенно в 90-е годы) мне казалось, что настала пора эту границу передвинуть до Тихого океана и провести ее по границе с Китаем. Ведь тогда не было у нас никаких сомнений, что Россия — это европейская страна.

И вот случилось так, что эту границу действительно передвинули. Да так, что никто не мог такого себе даже представить. Ее передвинули на тысячи километров на запад от Уральских гор.

24 февраля 2022 года, Владимир Путин лично передвинул границу между Европой и Азией. И теперь на многие годы (если не навсегда) этот Восточный фронт и есть граница.

Эта граница теперь глубже, чем любой канал, и четче, чем грань между водой и землей. И все надежды разом рухнули. Все иллюзии растворились как дивный сон. Россия — Дикое поле. Причем не Индия или Китай с древней культурой и своими моральными принципами. А Дикая степь, дикий темный лес, в котором закон — тайга, а хозяин — медведь…

Правильнее, наверное, будет употребить не дихотомию европейцы — азиаты, а дихотомию европейцы — варвары. Как это было во времена Pax Romana.

Ну кто бы мог предположить, что Россия, как «свирепый гунн в карманах трупов будет шарить, жечь города и в церковь гнать табун, и мясо белых братьев жарить»?

Александр Блок грозил Европе тем, что Россия больше не будет щитом между Европой и Азией. Но никто не мог предположить, что эти гунны — это сами русские и есть! Думаю даже русские этого от себя не ожидали…

Трупы русских солдат уже месяц валяются по полям Украины. Они гниют, распухают, из них вытекает смердящая жижа. Их едят собаки, клюют вороны, грызут полевые мыши…

Их матери пустыми глазами смотрят телевизор и не пытаются даже плакать. Трупы их сыновей валяются грязные, разорванные на части, полусгнившие… И никто их не помоет, не положит в гроб, не прочтет над ними молитву, не поплачет перед тем как похоронить по-людски, на кладбище, с наивными венками и скорбным молчанием друзей.

Зачем родились эти люди? Для чего они погибли? Чтобы что? Прихоть деспота бросила в огонь тысячи молодых мужчин, и они покорно погибли даже не зная, с какой целью их тут бросили…

Это не Европа. Нет, поймите меня правильно. Я не про цивилизацию или дикость. Это было бы слишком банально. Это не Европа хотя бы потому, что в Европе другие обычаи. В Европе иначе относятся к смерти, в Европе иначе относятся к прощанию с умершим. Это для европейцев что-то значит. Это какой-то важный момент, который нельзя пропустить…

Возможно, европейцы неправы. Возможно, и вправду труп — это просто кусок мертвой плоти. И если его съедят собаки — так и здорово: собаки будут сыты, а трупу все равно.

Куда как умнее, чем просто закопать хорошее мясо в землю…

Но в Европе другие обычаи. Не лучше и не хуже. Просто — другие. И потому как человек относятся к этим обычаям (а любой обычай — это всегда условность) сразу можно определить: европеец он или дикий зверь.

Европейцы много что делают не так, как русские. Они не разрушают города с целью освободить их жителей. Они не называют братьями тех, кого пришли убивать. Они стыдятся, когда их ловят на лжи. Они умеют испытывать жалость к другим. Злорадство — это не их конек.

Да, они смешные. Возможно, они хуже приспособлены к жизни, чем варвары. Но так они устроены. Тут уж ничего не поделаешь. И если это смешно, то что ж, посмейтесь. Только своим смехом вы сразу выведите себя из числа европейцев. Потому что европейцу это не смешно. Такой вот у них странный обычай…

Нельзя сказать, что варвары не пытаются копировать обычаи европейцев. В своем карго-культе они нарядили какого-то офицера КГБ в длинный золотой халат, он отпустил огромную бороду и нараспев что-то бормочет про любовь к тирании. Это так они понимают христианство.

Они искренне считают свое обрядоверие и наивное язычество истинным православием и обижаются, когда европейцы (например — греки) высказывают на этот счет осторожные сомнения…

Варвары много лет пытались обмануть европейцев и даже начали носить их одежду, кое где поставили ватерклозеты и провели электричество. Но как только речь пошла о войне, сразу все стало на свои места. И все тайное стало явным.

Мне этих варваров ужасно жалко. Я сам отчасти варвар. Я как тот Арминий, что был римским всадником, но в душе остался германцем. Я их где-то даже понимаю. Во всяком случае, я понимаю, что они иначе не могут. Но я и понимаю, что граница между Европой и варварами проходит здесь, на Восточном фронте.

И если действительно русские и украинцы — один народ, то это разделенный народ. Одни из них европейцы, а другие — варвары. И это разделение намного важнее того, на каком языке они говорят.

Варвары утверждают, что они просто отдельная цивилизация. Вот и славно. Вот и стройте ее себе на здоровье. По ту сторону Восточного фронта. Это теперь новый Вал Адриана. И стоять он будет веками.

Вот что сделал Владимир Путин 24 февраля 2022 года от рождества Христова. Он провел новую границу между Европой и Азией. С этим (и только с этим) он и войдет в мировую историю.

Я не знаю, когда победит Украина, а значит и Европа в целом. Но победит обязательно. Потому что наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.

Альфред Кох