Чего ждать россиянам в этом году?

Невойна принципиально изменила условия развития российской экономики на многие годы вперед. России пророчат дефолт уже в ближайшие месяцы, но это не самое страшное: многолетнее выстраивание рыночной экономики и отношений с другими странами обнулились за несколько дней. Россия теперь – страна с самым большим количеством санкций в мире, и расплачиваться за «спецоперацию» людям придется из собственного кошелька. Пока от санкционного давления сильнее всего страдает средний класс, но и ядерный электорат Путина из регионов скоро почувствует ухудшение уровня жизни.

Все говорят о дефолте. Будет как в 1998-м или еще хуже?

В разговорах о будущем россиян и финансов всех уровней — от личных до государственных — чаще всего звучат слова дефолт и застой. России предрекают дефолт уже 15 апреля. К такому выводу пришли аналитики Morgan Stanley. Страна может потерять платежеспособность из-за нежелания российских властей платить иностранным кредиторам, которые объявили санкции против России, а именно США, Франция, Япония, Германия, Великобритания, Австрия и Канада. Из-за этих ограничений за рубежом заморожено около половины активов Центробанка России — более $300 млрд. Крупнейшие рейтинговые агентства S&P, Fitch и Moody’s еще до выводов Morgan Stanley понизили суверенные рейтинги России, что называется, до «мусорных» позиций.

Но несмотря на резервы и возможности справляться с финансовыми обязательствами, главным фактором, как показывают последние недели, все равно остается геополитика. Чтобы сберечь валюту внутри страны российские чиновники придумали рассчитываться с иностранными инвесторами по долгам в рублях, что уже автоматически означает дефолт, так как выплата в другой валюте нарушает условия соглашений.

Но дефолты бывают разные. Например, реальный и технический. Реальный дефолт случился в России в 1998-м году, потери оценивались для отечественной экономики в десятки миллиардов долларов. Слабая финансовая система и управленческие ошибки внутри страны, по которым с двойной силой ударил экономический кризис в юго-восточных странах 1997 года, а также резкое падение цен на нефть и отсутствие новых вкладчиков — все это привело к неизбежности девальвации рубля. Сейчас девальвация национальной валюты прошла без всякого дефолта в отличие от 1998-го года, когда рубль кратно ослабел. Технический дефолт — ситуация, при которой заемщик нарушил договор займа, не осуществив очередной платеж. То есть дефолт возникает не по причине отсутствия у государства денег, а из-за отсутствия возможности оплаты. Технический дефолт, похоже, никого не смущает. Владимир Путин подписал указ, разрешающий российским должникам выплачивать крупные суммы кредиторам из «недружественных» стран в рублях. Речь идет о долгах, выплаты по которым превышают 10 млн руб. в месяц или валютный эквивалент этой суммы по официальному курсу ЦБ на 1 число каждого месяца.

Тем не менее 18 марта Россия отчиталась по выплату еврооблигаций на сумму 117 млн долларов, ни о каких рублях речи не шло. Долг был выплачен в иностранной валюте. Таким образом, пока России удалось отодвинуть от себя момент технического дефолта. Перечислять деньги Минфину и получать их американским инвесторам пока разрешает генеральная лицензия Министерства финансов США. Платить по долгам можно до 25 мая, что будет после этого срока — остается загадкой. “Велика вероятность того, что данное разрешение будет продлеваться столько, сколько нужно. Потому что если дефолт произойдет, возможные потери зарубежных держателей бумаг на порядки выше, чем потери Российской Федерации”, — сказал The Insider cоветник по макроэкономике гендиректора компании «Открытие Инвестиции» Сергей Хестанов.

Жестких проблем с обслуживанием долга у России нет, добавляет Хестанов, вопрос дефолта — политический: “Ограничения резервов России за границей вызывает сильную фрустрацию у людей, принимающих решения. Это подталкивает их к различного рода экзотике. Я уверен, что практически никто (прим. из экономического блока правительства) предупрежден (прим. о спецоперации) не был. Если бы был предупрежден хотя бы узкий круг, того, что случилось с резервами, не было бы”.

Директор Центра исследования экономической политики МГУ Олег Буклемишев пишет:

“Сейчас санкции вводят не только правительства, самосанкции вводят обычные корпорации, обычные граждане зарубежных стран. Поэтому текущая ситуация гораздо хуже, чем в 1990-е гг. Чем отличаются 1990-е гг. даже не от 2020-х, а в первую очередь от 2010-х – наличием оптимизма и понимания, что мы сейчас продеремся через все вот это и выйдем на светлую дорогу, и на этой светлой дороге нам ничего не будет мешать. Сейчас очень сильно не хватает такого взгляда”,

Для инвесторов в России угрозы неплатежей по гособлигациям нет: в случае необходимости государство просто запустит печатный станок. Грозит людям совсем не это.

Безработица, дефицит бумаги и удар по среднему классу

Без всякого дефолта все, что уже произошло с российской экономикой, напрямую отражается на благосостоянии людей в стране. Реальные доходы граждан де-факто не растут еще с 2013 года. Рублем население заплатило за крымские события. Сейчас ситуация гораздо хуже: в стране рекордно высокая ключевая ставка 20%, торговля на фондовых рынках закрыта уже две недели, годовая инфляция дошла до 12,5% (этот показатель в конце прошлого года был на уровне 8,4%). Иностранные компании одна за одной покидают Россию, экономическая блокада продолжает нарастать. Все это сразу же выливается в дефицит товаров, рост цен, потерю рабочих мест и тотальную неопределенность у бизнеса. За последнюю отчетную неделю резко ускорился рост цен уже не только на непродовольственные товары, но и на продукты (подорожали на 1,78% после 0,83%), например, сахар-песок за три недели подорожал на 17%, а с учётом дефицита и принципа «нет на полке – не фиксируется рост цен», удорожание сахара, вероятно, было чуть выше 20%, пишет в обзоре экономист ЦМАКП Дмитрий Белоусов. Непродовольственные товары показывают феноменальный рост цен. Телевизоры подорожали за три недели на 35%, легковые иномарки — на 23%, смартфоны и отечественные автомобили – на 21%.

Прогноз по инфляции в 2022 году неутешительный. Про планируемые 5-6% можно забыть. “Если уже введенные санкции в ближайшие месяцы не отменят, то рост цен на 25-30% по итогам текущего года не кажется невозможным», — объясняет главный экономист банка “Уралсиб” Алексей Девятов.

Экономист Яков Миркин в этом году прогнозирует розничную инфляцию в стране от 20% до 40%. Курс рубля при сохранении рыночных правил игры при этом, по его мнению, может варьироваться до 250 рублей.

“Качество жизни упадет, доступ ко многим благам упадет. Благосостояние снизится неравномерно, в первую очередь, у среднего класса, но его у нас немного. Те, кто сейчас бедный, будет жить примерно так же. Потребление “верхушки” ничем не будет ограничено”, комментирует финансист Сергей Хестанов. Жизнь среднего класса в России действительно изменится. Поездки за границу становятся недоступны из-за санкций против российских авиакомпаний и резкого увеличения цен на билеты. Оплачивать покупки в иностранных магазинах, продлевать подписки на тот же Netflix стало невозможным.

Благосостояние снизится, в первую очередь, у среднего класса.